Спор глава 10 отцы и дети: 10 глава романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» ℹ️ анализ эпизода, подробный разбор и причины конфликта между Кирсановым и Базаровым, линии спора

Содержание

10 глава романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» ℹ️ анализ эпизода, подробный разбор и причины конфликта между Кирсановым и Базаровым, линии спора

Краткое описание конфликта

В следующей таблице представлены характеристики конфликта Базарова и Кирсанова:

Тематика Павел Кирсанов Евгений Базаров
Отношение к аристократии Считает представителей аристократии опорой государства, определяющей вектор его дальнейшего развития Осуждает аристократов и считает, что они замедляют темпы развития страны
Отношение к нигилизму Считает нигилизм отрицательной чертой характера, противоречащей традиционным нормам. Активно поддерживает нигилистов, считая их прогрессивными представителями современного общества.
Отношение к российскому народу Порицает патриархальность в семьях крестьян. Считает простой народ глубоко верующими людьми. Отмечает невежественность и неграмотность простых людей. Он поддерживает революционные настроения, царящие в народных массах.
Отношение к искусству Считает искусство высшим творением человека. Любит музыку и литературу. Считает искусство бесполезным рудиментом. К природе относится как к большой мастерской, где каждый человек является одним из творцов.

В 10-й главе читатели могут наблюдать кульминацию спора между Базаровым и Кирсановым. Конфликт между этими героями начинается во время их первой встречи. Его обострение происходит постепенно, по мере развития основной сюжетной линии романа. В 10-й главе оппоненты устраивают совместное чаепитие. Во время него Евгений и Павел смогли обсудить многие вопросы, что привело к обострению конфликта. В этом разговоре можно наблюдать противостояние 2 разных поколений, отличающихся по мировоззрению и интересам.

В ходе дискуссии Павел Петрович вышел из себя и начал оскорблять противника. Базаров старался не отвечать на провокации Кирсанова и кратко аргументировал свою точку зрения. Подробный анализ 10 главы романа «Отцы и дети» показал, что

Евгений одержал победу над Павлом в этом споре. Но в конце произведения Базарову пришлось пересмотреть свою точку зрения на многие вопросы. Герой был заражен брюшным тифом и скоропостижно скончался. В момент скоропостижной смерти персонажа автор романа смог в полной мере раскрыть его личность.

Мнение об аристократии

Одной из главных тем спора в 10 главе «Отцы и дети» является роль аристократии. Павел Петрович считает, что представители аристократического общества являются двигателями прогресса в современной России. Он уверен, что интеллигенция сможет построить в стране конституционную монархию и провести либеральные реформы.

Базаров считает, что аристократия является одной из причин стагнации российского общества. Герой утверждает, что это прослойка населения не способна провести демократические реформы в государстве, дав свободу основной части населения.

Литературоведы считают, что разница во мнениях героев обусловлена их социальным положением. Кирсанов является одним из представителей аристократии. Базаров родился в семье разночинцев, поэтому он знаком с особенностями жизни большей части населения Российской империи.

Отношение к нигилизму

Во время спора главные герои высказали свое мнение по отношению к нигилизму в современном мире. Павел Кирсанов порицает нигилистов, считая их изгоями общества. Он рад, приверженцы нигилизма являются меньшинством.

Базаров положительно относится к нигилизму. При подробном разборе произведения можно предположить, что он сам является нигилистом. Евгений считает, что нужно рушить устоявшиеся традиции и проводить культурную революцию в стране. Он предпочитает делать громкие заявления о деградации людей, что вызывает негодование у других героев романа. Герой выступает против следующих элементов общественного строя:

  • самодержавие;
  • религия;
  • крепостное право;
  • отсутствие демократических свобод.

Одним из главным жизненных планов Базарова является свержение традиций и устоев общества. Поэтому его можно назвать приверженцем нигилизма.

Взгляды на положение простого народа

В романе «Отцы и дети» присутствует множество эпизодов, демонстрирующих конфликт между простым народом и представителями высших сословий. Поэтому Тургенев уделил этой теме особое внимание во время спора между Евгением и Павлом. Евгений понимает, каково живется простым людям в России. Он был близок к крестьянам по менталитету, что обусловлено его низким социальным положением.

Павел вырос в семье дворянина Петра Кирсанова, приближенного к царскому двору. По этой причине он считает, что изменять нынешнее положение крестьян не нужно. Кирсанов не знает реалий жизни простого народа и называет его суеверным.

Восприятие искусства и природы

Кирсанов обожает искусство и ценит мировые достижения культуры. Он активно занимается живописью, слушает классическую музыку и читает множество литературных произведений. Павел не воспринимает природу в качестве ресурса. Он имеет менее практичные взгляды, в отличие от Евгения, и ценит в жизни чувства.

Об этом свидетельствуют следующие факторы:

  1. Павел читает огромное количество романов на разных языках.
  2. Он имеет сентиментальный характер.
  3. Персонаж обладает мизантропической душой.
  4. Кирсанов является ранимой личностью.

Базаров считает, что искусство является бесполезной тратой времени. Оно отвлекает от первостепенных дел и не имеет смысла. Природу Евгений называет ресурсом, с помощью которого люди могут созидать, в жизни ценит опыт и личные ощущения.


Статьи по теме:

Анализ 10 главы Отцы и дети 🤓 [Есть ответ]

В десятой главе романа И. С. Тургенева «Отцы и дети» описывается спор Базарова и Кирсанова, который стал очередным подтверждением конфликта отцов (в лице Павла Петровича) и детей (в лице Евгения).

Неприязнь между Кирсановым и Базаровым возникла еще при их первой встрече. Со временем она переросла в ничем не прикрытый конфликт, противостояние двух разных поколений. Кульминацией стал их разговор за вечерним чаем. Когда речь зашла об аристократии, Павел Петрович высказал слова в ее поддержку. По его мнению, именно аристократы были той движущей силой, без которой невозможно было представить общественное развитие. Примером идеального устройства общества для них была «английская свобода», то есть конституционная монархия. Путь к этому идеалу Павел Петрович видел через реформы, прогресс, гласность.

Однако эти аргументы не трогали Базарова, считавшего аристократов инфантильной и совершенно бесполезной прослойкой общества, способной лишь на громкие фразы. Он рьяно отвергал либерализм и не верил, что дворянство способно привести Россию к светлому будущему.

Далее спор Базарова и Кирсанова переключился на русского мужика. Павел Петрович начал возвышенную речь о том, что народ всегда свято чтит предания и не представляет свой жизни без веры. Он прославлял крепкую крестьянскую семью, общину, патриархальность русского мужика. Базаров же в ответ пикировал тем, что народ – темный и невежественный, не осознающий в полной мере собственных интересов. Ради того, чтобы залить голову дурманом в кабаке, он готов был обкрадывать самого себя. При этом же он считал, что по своему духу русский мужик – истинный революционер, и потому нигилизм можно смело считать проявлением именно народного духа.

Вместе с тем Кирсанов, несмотря на свое восхищение народом, был весьма далек от него. Он никогда не умел разговаривать с простыми людьми, и в поведении с ними невольно выказывал свое превосходство. Базаров же с гордостью сообщил, что его дед землю пахал. Он мог с легкостью расположить к себе крестьян, которые считали его «своим».

В ходе дискуссии Павел Петрович стал постепенно выходить из себя. В какой-то момент присущая ему деликатность изменила, он и произнес весьма неуважительные слова в адрес молодежи, погрязшей в гордыне и глумлении. В ответ Базаров парировал: «Рафаэль гроша медного не стоит», на что взбешенный неслыханной дерзостью Кирсанов назвал своего оппонента «болваном».

Казалось бы, в этом споре Базаров одержал верх над Павлом Петровичем. Он сохранил спокойствие, выдержку, не опустился, в отличие от своего собеседника, до оскорблений, его аргументы были более убедительными. Однако вскоре жизнь расставила все по своим местам, и Базаров, оказавшийся на пороге смерти, был вынужден пересмотреть свои взгляды на многие вопросы. Личность Евгения Базарова в полной мере раскрылась лишь в его скоропостижной смерти.

Оценка: 3.5 (20 голосов)

И.С. Тургенев. «Отцы и дети». Пересказ содержания с цитатами из текста. Глава 10. Спор Павла Кирсанова и Базарова.

 

 

В Марьине всё шло своим чередом. К Базарову привыкли, хотя относились по-разному. Фенечка боялась, но обратилась за помощью, когда заболел ребёнок. Базаров несколько часов просидел у кроватки больного.

«Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем.»

Николай Петрович «побаивался молодого «нигилиста» и сомневался в пользе его влияния на Аркадия; но он охотно его слушал, охотно присутствовал при его физических и химических опытах.»

Даже слуги привязались к Базару, считая его «своим братом, не барином».

«…дворовые мальчишки бегали за «дохтуром», как собачонки.»

Не любил Базарова слуга Прокофьич, который и сам «по-своему, был аристократ не хуже Павла Петровича.»

Базаров целыми днями работал: занимался опытами, собирал травы, насекомых.

Однажды Базаров и Аркадий заговорили о Николае Петровиче. Базаров считал его «добрым малым», но человеком «отставным» (это Николай Петрович нечаянно подслушал),но осуждал за чтение по утрам Пушкина: «…пора бросить эту ерунду. И охота же быть романтиком в нынешнее время! Дай ему что-нибудь дельное почитать.» Он посоветовал книгу Бюхнерово «Материя и сила».

Николая Петровича, видимо, обидели эти слова, он сказал об этом брату. Ведь он хотел «именно теперь тесно и дружески сойтись с Аркадием, а выходит, что я остался назади, он ушел вперед, и понять мы друг друга не можем.»

Павел Петрович резко высказался о Базарове: «Ненавижу я этого лекаришку; по-моему, он просто шарлатан». «И самолюбие какое противное».

Брат же считает, что Базаров «умён и знающ».

Николай Петрович: «….чтобы не отстать от века: крестьян устроил, ферму завел, так что даже меня во всей губернии красным величают; читаю, учусь, вообще стараюсь стать в уровень с современными требованиями, — а они говорят, что песенка моя спета.»

Николай Петрович уверен: «У нас еще будет схватка с этим лекарем, я это предчувствую.» В то же вечер начался спор.

СПОР Николая Петрович и Базарова.

Взгляды Николая Петровича. Взгляды Базарова.
Об аристократах.
Считает, что аристократы — движущая сила общественного развития. Идеал дворян — «английская свобода» (конституционная монархия), а путь к идеалу — либеральный (реформы, гласность, прогресс). 

 

 

 

 

Его возмущает такое отношение к аристократам, говорит, что уважает их, что в них развиты чувства собственного достоинства и уважения к самим себе. «Аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее.»

«Я живу в деревне, в глуши, но я не роняю себя, я уважаю в себе человека.»

«…аристократизм — принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди.»

Считает, что аристократы не способны к действию, и что никакой пользы от них нет. Полностью отвергает либерализм, отрицает способность дворянства вести Россию к светлому будущему.Назвал одного «дрянь, аристократишко».Петру Кирсанову
: «…вы вот уважаете себя и сидите сложа руки»

«— Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы, — говорил между тем Базаров, — подумаешь, сколько иностранных… и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны.»

Не признаёт авторитетов: «— Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным, — промолвил Базаров. — В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем.»
«Вы все отрицаете, или, выражаясь точнее, вы все разрушаете… Да ведь надобно же и строить.» «Сперва нужно место расчистить.»
О народе.
«…я не хочу верить, что вы, господа, точно знаете русский народ, что вы представители его потребностей, его стремлений! Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он — патриархальный, он не может жить без веры…»Обвиняет в том, что Базаров презирает народ: «А вы говорите с ним и презираете его в то же время.» С этим Базаров соглашается.Говорит о неграмотности народа: «Народ полагает, что когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает.»Гордится своим происхождением, близостью к народу: «Мой дед землю пахал..» (Базаров по матери- дворянин, а по отцу – из народа).На обвинение в презрении к народу: «Что ж, коли он заслуживает презрения!»
Как меняется Базаров в течение спора: «Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый цвет.»
Об искусстве.
— Рафаэль гроша медного не стоит, да и они (современные художники) не лучше его.

Базаров говорит о многих пороках в обществе: « чиновники наши берут взятки, что у нас нет ни дорог, ни торговли, ни правильного суда…», в обществе недостаток в честных людях, да и свобода вряд пойдёт впрок народу, что «…мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только напиться дурману в кабаке.»

На вопрос Павла Петровича, что же тогда такие, как Базаров, решили предпринять, Базаров ответил, что ничего, подтвердив, что и это – «нигилизм».

П.П. возмущён: «Вы воображаете себя передовыми людьми, а вам только в калмыцкой кибитке сидеть!» Народ, которого миллионы, не позволит «попирать ногами свои священнейшие верования», что народ раздавит их.

П.П.: «Вы не шутя думаете сладить, сладить с целым народом?»

Базаров: «От копеечной свечи, вы знаете, Москва сгорела».

Базаров ушёл «лягушек резать».

Николай Петрович вспомнил, как он в молодости во многом не соглашался с матушкой, считая, что они- люди разных поколений. «Вот теперь настала наша очередь, и наши наследники могут сказать нам: вы мол, не нашего поколения».

П.П. не согласен и говорит брату: «…мы с тобой гораздо правее этих господчиков».

Пересказала: Мельникова Вера Александровна.

Отцы и дети (Тургенев)/Глава 10 — Викитека

Прошло около двух недель. Жизнь в Марьине текла своим порядком: Аркадий сибаритствовал, Базаров работал. Все в доме привыкли к нему, к его небрежным манерам, к его немногосложным и отрывочным речам. Фенечка, в особенности, до того с ним освоилась, что однажды ночью велела разбудить его: с Митей сделались судороги; и он пришел и, по обыкновению, полушутя, полузевая, просидел у ней часа два и помог ребенку. Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем; он подозревал, что Базаров не уважает его, что он едва ли не презирает его — его, Павла Кирсанова! Николай Петрович побаивался молодого «нигилиста» и сомневался в пользе его влияния на Аркадия; но он охотно его слушал, охотно присутствовал при его физических и химических опытах. Базаров привез с собой микроскоп и по целым часам с ним возился. Слуги также привязались к нему, хотя он над ними подтрунивал: они чувствовали, что он все-таки свой брат, не барин. Дуняша охотно с ним хихикала и искоса, значительно посматривала на него, пробегая мимо «перепелочкой»; Петр, человек до крайности самолюбивый и глупый, вечно с напряженными морщинами на лбу, человек, которого все достоинство состояло в том, что он глядел учтиво, читал по складам и часто чистил щеточкой свой сюртучок, — и тот ухмылялся и светлел, как только Базаров обращал на него внимание; дворовые мальчишки бегали за «дохтуром», как собачонки. Один старик Прокофьич не любил его, с угрюмым видом подавал ему за столом кушанья, называл его «живодером» и «прощелыгой» и уверял, что он с своими бакенбардами — настоящая свинья в кусте. Прокофьич, по-своему, был аристократ не хуже Павла Петровича.

Наступили лучшие дни в году — первые дни июня. Погода стояла прекрасная; правда, издали грозилась опять холера, но жители …й губернии успели уже привыкнуть к ее посещениям. Базаров вставал очень рано и отправлялся версты за две, за три, не гулять — он прогулок без дела терпеть не мог, — а собирать травы, насекомых. Иногда он брал с собой Аркадия. На возвратном пути у них обыкновенно завязывался спор, и Аркадий обыкновенно оставался побежденным, хотя говорил больше своего товарища.

Однажды они как-то долго замешкались; Николай Петрович вышел к ним навстречу в сад и, поравнявшись с беседкой, вдруг услышал быстрые шаги и голоса обоих молодых людей. Они шли по ту сторону беседки и не могли его видеть.

— Ты отца недостаточно знаешь, — говорил Аркадий.

Николай Петрович притаился.

— Твой отец добрый малый, — промолвил Базаров, — но он человек отставной, его песенка спета.

Николай Петрович приник ухом… Аркадий ничего не отвечал.

«Отставной человек» постоял минуты две неподвижно и медленно поплелся домой.

— Третьего дня, я смотрю, он Пушкина читает, — продолжал между тем Базаров. — Растолкуй ему, пожалуйста, что это никуда не годится. Ведь он не мальчик: пора бросить эту ерунду. И охота же быть романтиком в нынешнее время! Дай ему что-нибудь дельное почитать.

— Что бы ему дать? — спросил Аркадий.

— Да, я думаю, Бюхнерово «Stoff und Kraft»[1][2] на первый случай.

— Я сам так думаю, — заметил одобрительно Аркадий. — «Stoff und Kraft» написано популярным языком…

— Вот как мы с тобой, — говорил в тот же день после обеда Николай Петрович своему брату, сидя у него в кабинете, — в отставные люди попали, песенка наша спета. Что ж? Может быть, Базаров и прав; но мне, признаюсь, одно больно: я надеялся именно теперь тесно и дружески сойтись с Аркадием, а выходит, что я остался назади, он ушел вперед, и понять мы друг друга не можем.

— Да почему он ушел вперед? И чем он от нас так уж очень отличается? — с нетерпением воскликнул Павел Петрович. — Это все ему в голову синьор этот вбил, нигилист этот. Ненавижу я этого лекаришку; по-моему, он просто шарлатан; я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике недалеко ушел.

— Нет, брат, ты этого не говори: Базаров умен и знающ.

— И самолюбие какое противное, — перебил опять Павел Петрович.

— Да, — заметил Николай Петрович, — он самолюбив. Но без этого, видно, нельзя; только вот чего я в толк не возьму. Кажется, я все делаю, чтобы не отстать от века: крестьян устроил, ферму завел, так что даже меня во всей губернии красным величают; читаю, учусь, вообще стараюсь стать в уровень с современными требованиями, — а они говорят, что песенка моя спета. Да что, брат, я сам начинаю думать, что она точно спета.

— Это почему?

— А вот почему. Сегодня я сижу да читаю Пушкина… помнится, «Цыгане» мне попались… Вдруг Аркадий подходит ко мне и молча, с этаким ласковым сожалением на лице, тихонько, как у ребенка, отнял у меня книгу и положил передо мной другую, немецкую… улыбнулся, и ушел, и Пушкина унес.

— Вот как! Какую же он книгу тебе дал?

— Вот эту.

И Николай Петрович вынул из заднего кармана сюртука пресловутую брошюру Бюхнера, девятого издания. Павел Петрович повертел ее в руках.

— Гм! — промычал он. — Аркадий Николаевич заботится о твоем воспитании. Что ж, ты пробовал читать?

— Пробовал.

— Ну и что же?

— Либо я глуп, либо это все — вздор. Должно быть, я глуп.

— Да ты по-немецки не забыл? — спросил Павел Петрович.

— Я по-немецки понимаю.

Павел Петрович опять повертел книгу в руках и исподлобья взглянул на брата. Оба помолчали.

— Да, кстати, — начал Николай Петрович, видимо желая переменить разговор. — Я получил письмо от Колязина.

— От Матвея Ильича?

— От него. Он приехал в *** ревизовать губернию. Он теперь в тузы вышел и пишет мне, что желает, по-родственному, повидаться с нами и приглашает нас с тобой и с Аркадием в город.

— Ты поедешь? — спросил Павел Петрович.

— Нет; а ты?

— И я не поеду. Очень нужно тащиться за пятьдесят верст киселя есть. Mathieu хочет показаться нам во всей своей славе; черт с ним! будет с него губернского фимиама, обойдется без нашего. И велика важность, тайный советник! Если б я продолжал служить, тянуть эту глупую лямку, я бы теперь был генерал-адъютантом. Притом же мы с тобой отставные люди.

— Да, брат; видно, пора гроб заказывать и ручки складывать крестом на груди, — заметил со вздохом Николай Петрович.

— Ну, я так скоро не сдамся, — пробормотал его брат. — У нас еще будет схватка с этим лекарем, я это предчувствую.

Схватка произошла в тот же день за вечерним чаем. Павел Петрович сошел в гостиную уже готовый к бою, раздраженный и решительный. Он ждал только предлога, чтобы накинуться на врага; но предлог долго не представлялся. Базаров вообще говорил мало в присутствии «старичков Кирсановых» (так он называл обоих братьев), а в тот вечер он чувствовал себя не в духе и молча выпивал чашку за чашкой. Павел Петрович весь горел нетерпением; его желания сбылись наконец.

Речь зашла об одном из соседних помещиков. «Дрянь, аристократишко», — равнодушно заметил Базаров, который встречался с ним в Петербурге.

— Позвольте вас спросить, — начал Павел Петрович, и губы его задрожали, — по вашим понятиям слова: «дрянь» и «аристократ» одно и то же означают?

— Я сказал: «аристократишко», — проговорил Базаров, лениво отхлебывая глоток чаю.

— Точно так-с: но я полагаю, что вы такого же мнения об аристократах, как и об аристократишках. Я считаю долгом объявить вам, что я этого мнения не разделяю. Смею сказать, меня все знают за человека либерального и любящего прогресс; но именно потому я уважаю аристократов — настоящих. Вспомните, милостивый государь (при этих словах Базаров поднял глаза на Павла Петровича), вспомните, милостивый государь, — повторил он с ожесточением, — английских аристократов. Они не уступают йоты от прав своих, и потому они уважают права других; они требуют исполнения обязанностей в отношении к ним, и потому они сами исполняют свои обязанности. Аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее.

— Слыхали мы эту песню много раз, — возразил Базаров, — но что вы хотите этим доказать?

— Я эфтим хочу доказать, милостивый государь (Павел Петрович, когда сердился, с намерением говорил: «эфтим» и «эфто», хотя очень хорошо знал, что подобных слов грамматика не допускает. В этой причуде сказывался остаток преданий Александровского времени. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни — эфто, другие — эхто: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами), я эфтим хочу доказать, что без чувства собственного достоинства, без уважения к самому себе, — а в аристократе эти чувства развиты, — нет никакого прочного основания общественному… bien public,[3] общественному зданию. Личность, милостивый государь, — вот главное: человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней все строится. Я очень хорошо знаю, например, что вы изволите находить смешными мои привычки, мой туалет, мою опрятность наконец, но это все проистекает из чувства самоуважения, из чувства долга, да-с, да-с, долга. Я живу в деревне, в глуши, но я не роняю себя, я уважаю в себе человека.

— Позвольте, Павел Петрович, — промолвил Базаров, — вы вот уважаете себя и сидите сложа руки; какая ж от этого польза для bien public? Вы бы не уважали себя и то же бы делали.

Павел Петрович побледнел.

— Это совершенно другой вопрос. Мне вовсе не приходится объяснять вам теперь, почему я сижу сложа руки, как вы изволите выражаться. Я хочу только сказать, что аристократизм — принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди. Я говорил это Аркадию на другой день его приезда и повторяю теперь вам. Не так ли, Николай?

Николай Петрович кивнул головой.

— Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы, — говорил между тем Базаров, — подумаешь, сколько иностранных… и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны.

— Что же ему нужно, по-вашему? Послушать вас, так мы находимся вне человечества, вне его законов. Помилуйте — логика истории требует…

— Да на что нам эта логика? Мы и без нее обходимся.

— Как так?

— Да так же. Вы, я надеюсь, не нуждаетесь в логике для того, чтобы положить себе кусок хлеба в рот, когда вы голодны. Куда нам до этих отвлеченностей!

Павел Петрович взмахнул руками.

— Я вас не понимаю после этого. Вы оскорбляете русский народ. Я не понимаю, как можно не признавать принсипов, правил! В силу чего же вы действуете?

— Я уже говорил вам, дядюшка, что мы не признаем авторитетов, — вмешался Аркадий.

— Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным, — промолвил Базаров. — В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем.

— Всё?

— Всё.

— Как? не только искусство, поэзию… но и… страшно вымолвить…

— Всё, — с невыразимым спокойствием повторил Базаров.

Павел Петрович уставился на него. Он этого не ожидал, а Аркадий даже покраснел от удовольствия.

— Однако позвольте, — заговорил Николай Петрович. — Вы все отрицаете, или, выражаясь точнее, вы все разрушаете… Да ведь надобно же и строить.

— Это уже не наше дело… Сперва нужно место расчистить.

— Современное состояние народа этого требует, — с важностью прибавил Аркадий, — мы должны исполнять эти требования, мы не имеем права предаваться удовлетворению личного эгоизма.

Эта последняя фраза, видимо, не понравилась Базарову; от нее веяло философией, то есть романтизмом, ибо Базаров и философию называл романтизмом; но он не почел за нужное опровергать своего молодого ученика.

— Нет, нет! — воскликнул с внезапным порывом Павел Петрович, — я не хочу верить, что вы, господа, точно знаете русский народ, что вы представители его потребностей, его стремлений! Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он — патриархальный, он не может жить без веры…

— Я не стану против этого спорить, — перебил Базаров, — я даже готов согласиться, что в этом вы правы.

— А если я прав…

— И все-таки это ничего не доказывает.

— Именно ничего не доказывает, — повторил Аркадий с уверенностию опытного шахматного игрока, который предвидел опасный, по-видимому, ход противника и потому нисколько не смутился.

— Как ничего не доказывает? — пробормотал изумленный Павел Петрович. — Стало быть, вы идете против своего народа?

— А хоть бы и так? — воскликнул Базаров. — Народ полагает, что когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне соглашаться с ним? Да притом — он русский, а разве я сам не русский?

— Нет, вы не русский после всего, что вы сейчас сказали! Я вас за русского признать не могу.

— Мой дед землю пахал, — с надменною гордостию отвечал Базаров. — Спросите любого из ваших же мужиков, в ком из нас — в вас или во мне — он скорее признает соотечественника. Вы и говорить-то с ним не умеете.

— А вы говорите с ним и презираете его в то же время.

— Что ж, коли он заслуживает презрения! Вы порицаете мое направление, а кто вам сказал, что оно во мне случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы так ратуете?

— Как же! Очень нужны нигилисты!

— Нужны ли они или нет — не нам решать. Ведь и вы считаете себя не бесполезным.

— Господа, господа, пожалуйста, без личностей! — воскликнул Николай Петрович и приподнялся.

Павел Петрович улыбнулся и, положив руку на плечо брату, заставил его снова сесть.

— Не беспокойся, — промолвил он. — Я не позабудусь именно вследствие того чувства достоинства, над которым так жестоко трунит господин… господин доктор. Позвольте, — продолжал он, обращаясь снова к Базарову, — вы, может быть, думаете, что ваше учение новость? Напрасно вы это воображаете. Материализм, который вы проповедуете, был уже не раз в ходу и всегда оказывался несостоятельным…

— Опять иностранное слово! — перебил Базаров. Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый цвет. — Во-первых, мы ничего не проповедуем; это не в наших привычках…

— Что же вы делаете?

— А вот что мы делаем. Прежде, в недавнее еще время, мы говорили, что чиновники наши берут взятки, что у нас нет ни дорог, ни торговли, ни правильного суда…

— Ну да, да, вы обличители, — так, кажется, это называется. Со многими из ваших обличений и я соглашаюсь, но…

— А потом мы догадались, что болтать, все только болтать о наших язвах не стоит труда, что это ведет только к пошлости и доктринерству; мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и черт знает о чем, когда дело идет о насущном хлебе, когда грубейшее суеверие нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно оттого, что оказывается недостаток в честных людях, когда самая свобода, о которой хлопочет правительство, едва ли пойдет нам впрок, потому что мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы только напиться дурману в кабаке.

— Так, — перебил Павел Петрович, — так: вы во всем этом убедились и решились сами ни за что серьезно не приниматься.

— И решились ни за что не приниматься, — угрюмо повторил Базаров.

Ему вдруг стало досадно на самого себя, зачем он так распространился перед этим барином.

— А только ругаться?

— И ругаться.

— И это называется нигилизмом?

— И это называется нигилизмом, — повторил опять Базаров, на этот раз с особенною дерзостью.

Павел Петрович слегка прищурился.

— Так вот как! — промолвил он странно спокойным голосом. — Нигилизм всему горю помочь должен, и вы, вы наши избавители и герои. Но за что же вы других-то, хоть бы тех же обличителей, честите? Не так же ли вы болтаете, как и все?

— Чем другим, а этим грехом не грешны, — произнес сквозь зубы Базаров.

— Так что ж? вы действуете, что ли? Собираетесь действовать?

Базаров ничего не отвечал. Павел Петрович так и дрогнул, но тотчас же овладел собою.

— Гм!.. Действовать, ломать… — продолжал он. — Но как же это ломать, не зная даже почему?

— Мы ломаем, потому что мы сила, — заметил Аркадий.

Павел Петрович посмотрел на своего племянника и усмехнулся.

— Да, сила — так и не дает отчета, — проговорил Аркадий и выпрямился.

— Несчастный! — возопил Павел Петрович; он решительно не был в состоянии крепиться долее, — хоть бы ты подумал, что в России ты поддерживаешь твоею пошлою сентенцией! Нет, это может ангела из терпения вывести! Сила! И в диком калмыке, и в монголе есть сила — да на что нам она? Нам дорога цивилизация, да-с, да-с, милостивый государь, нам дороги ее плоды. И не говорите мне, что эти плоды ничтожны: последний пачкун, un barbouilleur, тапер, которому дают пять копеек за вечер, и те полезнее вас, потому что они представители цивилизации, а не грубой монгольской силы! Вы воображаете себя передовыми людьми, а вам только в калмыцкой кибитке сидеть! Сила! Да вспомните, наконец, господа сильные, что вас всего четыре человека с половиною, а тех — миллионы, которые не позволят вам попирать ногами свои священнейшие верования, которые раздавят вас!

— Коли раздавят, туда и дорога, — промолвил Базаров. — Только бабушка еще надвое сказала. Нас не так мало, как вы полагаете.

— Как? Вы не шутя думаете сладить, сладить с целым народом?

— От копеечной свечи, вы знаете, Москва сгорела, — ответил Базаров.

— Так, так. Сперва гордость почти сатанинская, потом глумление. Вот, вот чем увлекается молодежь, вот чему покоряются неопытные сердца мальчишек! Вот, поглядите, один из них рядом с вами сидит, ведь он чуть не молится на вас, полюбуйтесь. (Аркадий отворотился и нахмурился.) И эта зараза уже далеко распространилась. Мне сказывали, что в Риме наши художники в Ватикан ни ногой. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет; а сами бессильны и бесплодны до гадости, а у самих фантазия дальше «Девушки у фонтана» не хватает, хоть ты что! И написана-то девушка прескверно. По-вашему, они молодцы, не правда ли?

— По-моему, — возразил Базаров. — Рафаэль гроша медного не стоит, да и они не лучше его.

— Браво! браво! Слушай, Аркадий… вот как должны современные молодые люди выражаться! И как, подумаешь, им не идти за вами! Прежде молодым людям приходилось учиться; не хотелось им прослыть за невежд, так они поневоле трудились. А теперь им стоит сказать: все на свете вздор! — и дело в шляпе. Молодые люди обрадовались. И в самом деле, прежде они просто были болваны, а теперь они вдруг стали нигилисты.

— Вот и изменило вам хваленое чувство собственного достоинства, — флегматически заметил Базаров, между тем как Аркадий весь вспыхнул и засверкал глазами. — Спор наш зашел слишком далеко… Кажется, лучше его прекратить. А я тогда буду готов согласиться с вами, — прибавил он, вставая, — когда вы представите мне хоть одно постановление в современном нашем быту, в семейном или общественном, которое бы не вызывало полного и беспощадного отрицания.

— Я вам миллионы таких постановлений представлю, — воскликнул Павел Петрович, — миллионы! Да вот хоть община, например.

Холодная усмешка скривила губы Базарова.

— Ну, насчет общины, — промолвил он, — поговорите лучше с вашим братцем. Он теперь, кажется, изведал на деле, что такое община, круговая порука, трезвость и тому подобные штучки.

— Семья наконец, семья, так, как она существует у наших крестьян! — закричал Павел Петрович.

— И этот вопрос, я полагаю, лучше для вас же самих не разбирать в подробности. Вы, чай, слыхали о снохачах? Послушайте меня, Павел Петрович, дайте себе денька два сроку, сразу вы едва ли что-нибудь найдете. Переберите все наши сословия да подумайте хорошенько над каждым, а мы пока с Аркадием будем…

— Надо всем глумиться, — подхватил Павел Петрович.

— Нет, лягушек резать. Пойдем, Аркадий; до свидания, господа.

Оба приятеля вышли. Братья остались наедине и сперва только посматривали друг на друга.

— Вот, — начал наконец Павел Петрович, — вот вам нынешняя молодежь! Вот они — наши наследники!

— Наследники, — повторил с унылым вздохом Николай Петрович. Он в течение всего спора сидел как на угольях и только украдкой болезненно взглядывал на Аркадия. — Знаешь, что я вспомнил, брат? Однажды я с покойницей матушкой поссорился: она кричала, не хотела меня слушать… Я наконец сказал ей, что вы, мол, меня понять не можете; мы, мол, принадлежим к двум различным поколениям. Она ужасно обиделась, а я подумал: что делать? Пилюля горька — а проглотить ее нужно. Вот теперь настала наша очередь, и наши наследники могут сказать нам: вы мол, не нашего поколения, глотайте пилюлю.

— Ты уже чересчур благодушен и скромен, — возразил Павел Петрович, — я, напротив, уверен, что мы с тобой гораздо правее этих господчиков, хотя выражаемся, может быть, несколько устарелым языком, vieilli, и не имеем той дерзкой самонадеянности… И такая надутая эта нынешняя молодежь! Спросишь иного: какого вина вы хотите, красного или белого? «Я имею привычку предпочитать красное!» — отвечает он басом и с таким важным лицом, как будто вся вселенная глядит на него в это мгновение…

— Вам больше чаю не угодно? — промолвила Фенечка, просунув голову в дверь: она не решалась войти в гостиную, пока в ней раздавались голоса споривших.

— Нет, ты можешь велеть самовар принять, — отвечал Николай Петрович и поднялся к ней навстречу. Павел Петрович отрывисто сказал ему: bon soir,[4] и ушел к себе в кабинет.

Общественное достояниеОбщественное достояниеfalsefalse

анализ 10 главы, причина спора, сюжет и главные герои эпизода

Автор Маргарита Малиновская На чтение 7 мин. Опубликовано

В 1861 году Тургенев написал роман, который основывался на конфликте возрастных поколений. Особенно показательной является 10-я глава. Анализ «Отцы и дети» раскрывает перед читателями множество проблем, которые возникали в период отмены крепостного права. Это сочинение дети изучают на уроках русской литературы в 9 классе.

История создания

Впервые автор задумался над написанием романа в 1860 году. Однажды Тургенев пребывал в Англии, и ему пришлось целую ночь провести на вокзале. Там он познакомился с мужчиной, который был доктором. Новые знакомые проболтали всю ночь, и именно идеи новоиспеченного товарища Иван Сергеевич вложил в речи главного героя своего произведения.

После того как Тургенев прибыл в Париж, он принялся за написание романа. И только летом 1861 года находясь в России, автор закончил последнюю главу «Отцы и дети». Анализ дает возможность понять главный смысл семейных отношений.

Роман был написан в минимальные сроки. Тургенев создал произведение всего за два года, и на третий книга была уже полностью напечатана и опубликована.

Во время написания у автора возникли разногласия с критиком Добролюбовым. Эти «высокие» отношения он отразил в книге «Отцы и дети». Спор Базарова и Павла — это его взаимоотношения с критиком.

Характеристика эпизода

Если делать полный разбор романа, то становится ясно, что десятая глава основана на споре двух действующих лиц. Ссора между Базаровым и Кирсановым является подтверждением конфликта отцов и детей. Неприязнь этих двух мужчин возникла с их самой первой встречи. Со временем их отношения накаливались и дошли до пика. Теперь этот неприкрытый конфликт двух поколений

Кульминацией 10 главы является спор за вечерним чаепитием. Шла беседа об аристократии, и Павел высказывался в ее пользу. Он считал, что именно аристократы являются основной движущей силой, которая продвигает все общество. Мужчина уважал конституционную монархию. По его мнению, идеала можно достичь только через реформы и гласность.

Эти аргументы немного отличались от мнения Базарова. Он не верил, что либералы приведут к светлому будущему. По его словам, аристократы — это бесполезные люди, которые могут только громко говорить.

Основная мысль сочинения основана на том, чтобы читатель задумался, что в жизни является самым важным и к чему нужно стремиться. Проанализировав 10 главу, можно говорить, что это воспитательная часть, главное — понять основную суть. Тургенев не навязывает свое мнение, а лишь наталкивает на правильное решение.

Разбор по плану

Для того чтобы понять замысел автора, необходимо более подробно разобрать анализируемый эпизод. Для этого достаточно разбить текст на смысловые подзаголовки, например:

  1. Базаров в имении.
  2. Отношение Базарова к отцу Аркадия.
  3. Разговор братьев Кирсановых.
  4. Обсуждение русского народа.
  5. Базаров поясняет о нигилизме.
  6. Идеологическая схватка между Кирсановым и Базаровым за вечерним чаем.
  7. Осознание причины недопонимания участников споров.

Составленный план поможет кратко раскрыть главную тему. Кроме того, каждая часть содержит в себе основные действия героев романа.

Действующие лица

Для того чтобы передать свои мысли, автор использовал несколько персонажей. В 10 части основную роль играют четыре героя, а именно:

  1. Базаров Евгений Васильевич — мужчина тридцати лет. Он имеет скептическое отношение ко всему окружающему. Это самоуверенный человек с холодными чертами.
  2. Кирсанов Николай Петрович — мужчина 44 лет, любящий отец, спокойный и уравновешенный человек. Он любит своего сына и всячески старается оградить его от дурного влияния.
  3. Кирсанов Аркадий Николаевич — добрый паренек с хорошими манерами. Он очень сентиментальный и ведо́мый. Парень с легкостью поддался влиянию Базарова и в связи с этим изменил свое мнение.
  4. Кирсанов Павел Петрович — брат Николая Петровича. Это принципиальный мужчина 45 лет, живший только по английским законам. Герой настоящий аристократ со своими либеральными взглядами.

Краткая характеристика героев анализируемой части поможет понять, кто из них какую роль играет. Кроме этого, описание дает краткое представление о том, какие люди жили в то время.

Сюжетная линия

Десятая глава начинается с описания того, как общество относилось к Базарову. Все воспринимали этого человека по-разному. Дворовые любили его и относились с почтением, Павел Кирсанов его ненавидел, а Николай Петрович, в свою очередь, переживал, что Базаров может отрицательно повлиять на его сына.

Как-то случайно Николай Петрович подслушал разговор Евгения и Аркадия. Базаров осмелился назвать его отставной личностью, этими словами он сильно обидел своего собеседника. После этого Николай решил рассказать все своему брату, который решился вступить в противостояние с молодым нигилистом.

Неприятная беседа состоялась во время вечернего чаепития. Базаров как бы вскользь назвал одного из местных помещиков «дрянь аристократишка», этим он вызвал негодование и недовольство у Кирсанова-старшего. После этого между мужчинами завязался спор о том, кто больше может принести пользу человеку — аристократы, принципиальные люди или нигилисты.

Евгений сказал, что герой живет очень скучно и бессмысленно, как и многие другие аристократы. Павел возразил, ведь он считал, что именно нигилисты способны своим отрицанием ухудшить положение в России.

Через время разговор начал заходить в тупи́к и Базаров осмелился сказать, что беседа бессмысленна и ни к чему не приведет. После этого молодые люди пожелали удалиться. В этот момент Николай Петрович вспомнил себя молодым. Однажды он поссорился с матерью и ушел из дома только потому, что она его не понимала. А теперь такая ситуация возникла между ним и собственным сыном.

Автор провел параллель отцов и детей. На собственном примере герой романа понял, каково это, когда тебя не понимают.

Новые слова

Во время прочтения книги можно встретить слова с непонятным значением. Для того чтобы текст был прозрачным необходимо растолковать каждое из них, например:

  1. Нигилизм — философия, которая оспаривает общепринятые идеалы, принципы и нормы культуры.
  2. Провинция — населенный пункт, находящийся вдали от столицы.
  3. Колодец — вырытая в земле яма с водой.

Все эти слова встречаются на протяжении всего повествования. Они имеют свое значение и смысл в произведении.

таблица, спорить, вопрос, цитата

Отзывы читателей

Произведение многому научило меня. Благодаря строкам Тургенева я поняла, что спор со старшим поколением вечен. Не стоит злиться на людей, не разделяющих общих интересов, ведь они привыкли к своим законам, которые для молодых уже устарели.

Галина

Я прочитала роман впервые в школе. В те годы не было осознания того, что я поняла из него сегодня. Автор очень точно описал проблему того времени. Но стоит помнить, что недопонимание между родителями и детьми существует всегда.

Светлана

10 глава «Отцов и детей» является показательной. Все произведение описывает множество животрепещущих тем, но главная из них — это противостояние. В каждой эпохе имеются свои нравы и уставы, основной проблемой является восприятие нового движения.

Раиса

Статьи по теме:

Сила и слабость базаровского нигилизма. Анализ десятой главы романа И.С. Тургенева «Отцы и дети»

Десятая глава романа Ивана Сергеевича Тургенева «Отцы и дети» играет роль промежуточной кульминации столкновения отцов (в лице Павла Петровича Кирсанова) и детей (Евгений Базаров). На самом деле, в этом остром споре заключена завязка созревающего в душе Базарова внутреннего конфликта, который приведёт его к гибели.

Возникновение непримиримой вражды между старшим Кирсановым и учителем Аркадия – Евгением Базаровым – происходило постепенно, но зерно заложено ещё при первой встрече. В тот самый момент, когда Павел Петрович не подал свою «красивую руку с длинными розовыми ногтями, – руку, казавшуюся ещё красивей от снежной белизны рукавчика, застёгнутого одиноким крупным опалом» Базарову, рука которого была красная, по-видимому, от того, что перчаток последний не носил, и за ногтями не следил. Две недели жизни в Марьине только углубили этот едва наметившийся конфликт. Базаров с небрежностью критикует отца и дядю Аркадия, не учитывая возможных чувств у молодого человека по отношению к его родным. Про Николая Петровича он говорит, что его песенка спета, он человек отставной. А Павел Петрович, по его мнению, щеголеват, и вообще, оба брата – старенькие романтики, развившие в себе нервную систему до раздражения.

Поединок разгорелся за вечерним чаем. Столкновение происходило по нескольким направлениям. Сначала речь зашла об аристократии, сторонником которой является Павел Петрович. По его мнению, без аристократии нет никакого прочного основания общественному зданию. Он гордится тем, что находясь в глуши, уважает в себе человека. Базаров возражает вполне резонно: «…вы вот уважаете себя и сидите сложа руки». Он считает, что аристократизм, либерализм, прогресс, принципы – бесполезные слова. Удивительно, но предметом внезапной и страстной любви нигилиста скоро станет именно аристократка.

Далее спор переключается на русского мужика. Павел Петрович возвышенно говорит, что народ свято чтит предания, что он не может жить без веры. На этом, собственно, все взаимоотношения старшего Кирсанова с народом заканчиваются (не считая пепельницы в виде лаптя на столе в эпилоге). Базаров тоже громогласно утверждает, что его дед землю пахал, но почему-то презирает мужика, может, потому, что тот готов сам себя обокрасть, чтобы дурмана в кабаке напиться.

Волна негодования постепенно нарастает в сознании аристократа. И Павел Петрович впервые произносит не совсем уважительные слова в адрес молодёжи: «Сперва гордость почти сатанинская, потом глумление». После этих слов Аркадий нахмурился и отвернулся. Базаров произносит уже слишком дерзкое: «Рафаэль гроша медного не стоит». Здесь аристократическая гордость изменила Кирсанову, и он косвенно обозвал Базарова «болваном».

На первый взгляд Базаров победил в споре с Кирсановым. Действительно, он сохранил ясность мысли, не оскорбил своего оппонента, был, кажется, убедительным. Но жизнь вскоре расставит всё по своим местам. Природа станет стимулятором того чувства, которое он испытает по отношению к Одинцовой. Звуки музыки взбудоражат его до крайней степени возбуждения. На романтические высказывания отца Евгений не сможет возразить: любовь и уважение к родному человеку станут причиной его толерантности. А перед смертью он сам превратится в романтика и разрешит матушке провести все церковные обряды, хотя не верит в Бога и считает себя атеистом. Более того, находящийся рядом с ним ученик Аркадий видит все изменения в своём учителе и постепенно осознаёт, что его друг не лишён чувств, душевных переживаний, смятений, а главное, в нём зреет отрицание собственных нравственных принципов, хотя он их, вроде бы, не имеет, потому что принципы – пустые слова! А ведь судьба подавала Базарову сигналы, но верящий исключительно в материальное, он эти символы не воспринимает. И история о любви Кирсанова, и дуэль с ним, и непонимание с мужиками, и пустота и пошлость «учеников» нигилиста – прошли мимо него. Он не извлёк из этих намёков никаких выводов. Самоломанность Евгения стала для него очевидна. Лишь в смерти раскрылся этот мужественный и достойный уважения человек.

Тургенев «Отцы и дети»_Спор о нигилизме_Анализ 10 главы и первых глав романа.

П.П.: Ну, я так скоро не сдамся.

У нас еще будет схватка с этим лекарем, я это предчувствую.

См. Образ Павла Петровича

Кирсанова.

Тургенев: Предлог долго не представлялся.Базаров вообще говорил мало, особенно в присутствии «старичков Кирсановых».
Речь зашла об одном из соседних помещиков.

См. Смысл названия.

«Дрянь, аристократишко», -

равнодушно заметил Базаров.

Тургенев: Они лучшие из дворян – и именно потому и выбраны мной, чтобы доказать их несостоятельность.

П.П.: Аристократия дала свободу.      

Б.: Слыхали мы эту песню много раз, но что вы хотите этим доказать?

Речь идет, прежде всего, 
о политической свободе в правовом государстве.

П.П.: Без чувства уважения к самому себе нет никакого прочного основания общественному зданию.

Человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней все строится.

Б.: Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы, подумаешь, сколько иностранных…и бесполезных слов!

Русскому человеку они даром не нужны.

.

П.П. говорит о политической свободе, о принципах сосуществования,
об убеждениях, традициях.

Б. же говорит о практической пользе, о сугубо материальном; для Б. все это только слова, не имеющие никакого реального обоснования.

Б. Более отвлечен, он ставит  общий вопрос о смысле жизни, чего пока не понимает П.П.

Ср. со словами Рудина о том, что все совершается через человека.

Б.: Вы бы не уважали себя и то же бы делали.

П.П.: Это совершенно другой вопрос.…аристократизм – это принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди.

Пушкин:

Самостоянье человека – залог величия его.

Глава 10

Резюме и анализ Глава 10

Сводка

Через две недели все, кроме Павла, привыкли к двум молодым людям. Но Павел возненавидел Базарова «всей душой». Он считал Базарова высокомерным, наглым и циничным и подозревал, что «он почти презирал его». Единственным, кто не любил Базарова, был старый Прокофич, который в качестве слуги был «таким же аристократом, как и Павел.«

Аркадий и Базаров часто ходили на длительные прогулки и спорили, Аркадий обычно проигрывал, хотя Базаров говорил очень мало. Однажды, когда они возвращались с прогулки, Николай подслушал их разговор, когда Базаров сказал, что Николай «очень молодец ... но он в списке пенсионеров, поется его песня». Базаров упоминает, что Николай даже читает поэт Пушкин.

Николай настолько расстроен подслушанным разговором, что сообщает об этом своему брату Павлу. На самом деле, Николай постоянно читал, пытаясь не отставать от нового поколения, и несколько разочарован тем, что его считают таким устаревшим.Более того, однажды, когда он читал стихотворение Пушкина, его сын Аркадий подошел и осторожно заменил книгу на книгу немца под названием Stoff und Kraft. Николай все еще достаточно хорошо помнит свой немецкий, чтобы читать его, но не видит никакой ценности в этой книге. Павел решает, что надо поговорить с Базаровым.

В тот же день у Павла была возможность поговорить с Базаровым, когда молодой человек назвал соседа тухлым и мелким аристократом. Павел возражает обоим и защищает права аристократа.В конце концов, после некоторой дискуссии Базаров спрашивает Павла, какую пользу он приносит человечеству, но Павел просто защищает концепцию аристократа как части мирового наследия.

После того, как Базаров разрушает все, во что верит Павел, например искусство, поэзию, культуру и т. Д., Павел задается вопросом, означает ли нигилизм только разрушать. Он спрашивает, «надо ли наращивать». Базаров объясняет, что это не их дело застраивать, а только «расчищать площадку». Базаров далее объясняет, что «нигилист» не уважает ни авторитетов, ни традиций: он отвергает все разговоры о ценностях как банальность и все поносит.

Павел задается вопросом, как они могут снести, когда они даже не знают, зачем они разрушают. Базаров объясняет: «Мы ломаем вещи, потому что мы сила», а сила не обязана «давать какие-либо отчеты». Нет ничего, что уважал бы Базаров; он во всем находит недостатки. На протяжении всей беседы Аркадий с энтузиазмом соглашается со своим другом. Базаров заканчивает дискуссию, говоря, что Павлу нужно время, чтобы подумать над этими вещами и проверить, имеет ли что-нибудь ценность; А тем временем он продолжит препарировать лягушек.

После их ухода Николай напоминает своему брату, что в молодости они думали, что их родители старомодны, но затем признает, что уверен, что их ценности лучше, чем у молодого нигилиста.

Анализ

В главе 10 Тургенев дает нам другой взгляд на характер Базарова. Заметьте, что при всей своей сарказме и снисходительности он в основном нравится всем слугам, кроме Прокофича, который по-своему «такой же аристократ, как и Павел».«Тургенев не хочет представлять Базарова полностью негативным, но хочет, чтобы читатель видел его как живого реального человека. С точки зрения литературного развития, эта способность превращать своих персонажей в настоящих ярких личностей - один из главных вкладов Тургенева в его творчество. Расцвет реалистического романа.

В отличие от многих реалистичных техник, Тургенев также использует ряд приемов, имеющих привкус романтики. Например, Николай случайно оказался на месте, где он подслушивает разговор Базарова с Аркадием.Этот прием случайно услышанного разговора искусственен и связан с романтизмом. Из нее Николай узнает, что теперь он числится «в пенсионном списке». Для некоторых отцов этого было бы достаточно для полного отчуждения от сына. Тот факт, что здесь такого эффекта нет, позволяет Аркадию и Николаю в конечном итоге объединиться к концу романа.

Базаров высмеивал отца Аркадия за то, что тот читал Пушкина, поэтому в следующий раз, когда Аркадий видит, что его отец читает Пушкина, он заменяет его на Buchner's Stoff und Kraft .(Книга на самом деле называется Kraft und Stoff [Сила и материя] и касается материалистического взгляда на мир.) Тот факт, что Аркадий дает отцу эту книгу, указывает на то, насколько он все еще находится под контролем Базарова.

Николай все же попытался прочитать книгу и решает, что либо содержание - чушь, либо он просто глупец. Поскольку мы видели, что Николай образован (он говорит на нескольких языках в дополнение к знанию классической литературы и музыки), читатель может поверить в его точку зрения о том, что книга - это такая ерунда.Павел реагирует на то, что Базаров самонадеянно предлагает эту книгу. Это в высшей степени иронично, если исходить от человека, который сам крайне эгоистичен.

В этой главе мы узнаем больше о концепции «нигилизма». Николай и Павел пытаются утверждать, что любая философская концепция должна иметь положительный конец , но Базаров настаивает, что «нигилист» заинтересован только в «расчистке места» путем уничтожения существующей коррупции. Старшее поколение не может понять концепцию, основанную на абсолютно отрицательных принципах.Пока все не может быть уничтожено, нигилист должен все поносить и разрушать. Они действуют не ради каких-либо ценностей, а просто потому, что являются силой. Даже неважно, понимают ли они, почему они уничтожают, пока они уничтожают . Следовательно, нигилист не будет уважать ничего. Русская земля, страна, семья, власть, церковь - все одинаково смешно и должно быть уничтожено. То, что не раскрывается в романе, но встроено в понятие «нигилизм», - это тот факт, что если «нигилизм» довести до крайности, это будет означать, в конце концов, что после того, как все будет разрушено, человек должен уничтожить себя. Нигилист может когда-либо построить что-либо, потому что последующий приверженец «нигилизма» придет и почувствует необходимость разрушить это.

Поскольку дискуссия между Павлом и Базаровым становится очень жаркой, Николай пытается вмешаться, чтобы предотвратить серьезные разногласия. Но в этом нет большой опасности, потому что Базаров не слишком заботится о том, чтобы слишком расстроиться, а Павел в этот момент считает ниже своего аристократического достоинства сердиться на низшего человека. Но такие конфликты готовят нас к приближающейся дуэли Базарова с Павлом.

Эта глава также усиливает более широкую тему романа - естественный антагонизм, существующий между последующими поколениями, между отцами и сыновьями всех периодов истории.Николай пытается оправдать разные взгляды сына, напоминая Павлу, что в детстве они тоже считали своих родителей старомодными. По сути, Тургенев предполагает, что любые два разных поколения всегда не смогут понять друг друга. Павел, однако, только чувствует, что в данном конкретном случае старшее поколение однозначно правдиво.

.

Что заставляет детей изменить свое мнение об Аттике в главе 10? Как Скаут и Джем по-разному реагируют на действия своего отца?

  • eNotes Главная
  • Помощь с домашним заданием
  • Учебные пособия
  • Тексты
  • Учителя ▻
    • Учителям
    • Планы уроков по литературе
    • Литературные викторины
  • Войти в систему
  • Присоединиться
рядов eNotes поиск
  • eNotes Главная
  • Помощь с домашним заданием
  • Учебные пособия
  • Тексты
  • Учителя ▻
    • Учителям
    • Планы уроков по литературе
    • Литературные викторины
  • Войти
  • Присоединяйтесь к
Начните бесплатный пробный период Меню
  • Методическое пособие
    • Резюме
    • Краткое содержание глав
.

У матерей нет более сильных связей со своими детьми, чем у отцов

Матери НЕ имеют более сильных связей со своими детьми, чем отцы

  • Некоторые говорят, что отношения между родителями и детьми формируются до рождения
  • Отец увеличивает окситоцин, игриво касаясь ребенка и ведя себя с ним
  • Мать увеличивает окситоцин через ребенка. говорить и смотреть им в глаза
  • Уровень гормонов отца снижается, когда ребенок плачет

Эбигейл Миллингс в разговоре и Анджела Роу в разговоре и Джуди Уолш в разговоре

Опубликовано: | Обновлено:

От рынка до рабочего места матери по-прежнему считаются имеющими «особую связь» со своими детьми.

Это усугубляется рекламой и широко распространенным ожиданием того, что именно матери будут брать отпуск по уходу за ребенком.

Но в быстро меняющемся обществе, действительно ли есть причина полагать, что матери более приспособлены для ухода за своими детьми, чем отцы?

От рынка до рабочего места матери по-прежнему воспринимаются как имеющие «особую связь» со своими детьми. Но в быстро меняющемся обществе есть ли на самом деле какие-либо основания полагать, что матери более приспособлены для заботы о своих детях, чем отцы

УКРЕПЛЕНИЕ ОТЦА

Отцовский уровень окситоцина увеличивается наравне с матерями в результате взаимодействия с ними. их младенцы.

Для отцов игривое прикосновение и поведение - например, перемещение ребенка или представление предметов - по всей видимости, вызывают повышение уровня окситоцина.

Чем больше времени отец проводит со своим ребенком, тем крепче их связь.

Другое исследование показало, что на уровень гормонов отца влияет то, что он слышит детский крик, и что уровень гормонов влияет на то, как они реагируют на крики.

Некоторые будут утверждать, что высший «материнский инстинкт» является частью биологии женщины.

Но действительно ли беременность, гормоны или родительский опыт создают более прочную связь?

Давайте посмотрим на научные доказательства.

Некоторые ученые утверждают, что отношения между родителями и детьми могут начаться еще до рождения.

Они утверждают, что такая «дородовая связь» - ощущение связи с нерожденным ребенком - является важным предиктором отношений между младенцем и матерью.

Однако фактические доказательства связи чувств к ребенку во время беременности с послеродовым поведением противоречивы, поэтому неясно, как - и даже если - такие чувства влияют на дальнейшие отношения.

Но даже если это действительно так, другая проблема заключается в том, что большинство исследований в этой области проводилось с участием матерей.

Теперь мы также начинаем понимать, что у отцов также развиваются дородовые отношения.

Также очевидно, что отсутствие опыта беременности вовсе не означает, что дальнейшие отношения будут поставлены под угрозу - это знают те, кто усыновил ребенка или создал семью посредством суррогатного материнства.

МАЛЬЧИКИ, СВЯЗАННЫЕ С ОТЦАМИ В ТЕЧЕНИЕ 3 МЕСЯЦЕВ, ВЫРАЩАЛИСЬ СЧАСТНИКАМИ

Отцы, которые не смогли наладить связь со своими сыновьями в первые три месяца, могут вызвать у них проблемы с поведением на всю жизнь, говорят ученые.

Любящий контакт с маленькими мальчиками в первые дни их жизни может помочь вырастить более спокойного и счастливого ребенка в возрасте одного года.

Хотя это важно для всех детей, для мальчиков особенно важно извлекать пользу из сильного родительского влияния в очень раннем возрасте, утверждают исследователи.

Оксфордский университет набрал 192 семьи из родильных домов, и эксперты сняли матерей и отцов отдельно, когда они играли со своими детьми дома в разных ситуациях, глядя на то, насколько они заботливы или вовлечены.

Родители проводили психологические тесты, в то время как поведение детей оценивалось, проверяя, были ли они раздражительными, непослушными, истериками или, в худшем случае, проявляли агрессию, ударив и укусив, сказали исследователи.

Но «на другом конце шкалы у детей были более серьезные проблемы с поведением, когда их отцы были более отдаленными и погруженными в собственные мысли или когда их отцы меньше общались с ними».

Исследование показало, что трехмесячные дети с менее вовлеченными отцами с большей вероятностью принадлежат к 10 процентам детей, у которых поведенческие проблемы начались в возрасте одного года.

Окситоцин, известный как гормон связывания, как известно, выделяется в больших количествах во время родов и кормления грудью, чтобы помочь регулировать материнские связи у млекопитающих.

Однако менее известен тот факт, что у отцов уровень окситоцина повышается наравне с матерями в результате взаимодействия со своими младенцами.

Однако между отцами и матерями существуют различия в типах взаимодействий, которые, по-видимому, вызывают повышение уровня окситоцина.

Окситоцин, широко известный как гормон связывания, как известно, выделяется в больших количествах во время родов и грудного вскармливания, чтобы помочь регулировать материнские связи у млекопитающих.Однако существуют различия между отцами и матерями в типах взаимодействия, которые, по-видимому, вызывают такое повышение окситоцина.

Для матерей это такие поведения, как детский лепет, пристальный взгляд ребенка в глаза и ласковые прикосновения.

Для отцов игривое прикосновение и поведение - например, перемещение ребенка или представление предметов - по всей видимости, вызывают повышение уровня окситоцина.

Огромная проблема, когда дело доходит до понимания различий - и сходства - между отцами и матерями, заключается в том, что большинство исследований, посвященных сближению, напрямую не сравнивают их.

Вероятно, это связано с тем, что матери по-прежнему чаще остаются дома с ребенком, чем отцы, и исследователи могут столкнуться с трудностями при поиске достаточного количества домашних хозяйств, где отцы выступают в роли основных опекунов.

4 ИЗ 10 МЛАДЕНЦЕВ НЕ ОБРАЗУЮТСЯ ПРОЧНОЙ СВЯЗИ С СВОИМИ РОДИТЕЛЯМИ

Исследования, проведенные в Принстонском университете, показали, что количество детей, рожденных в семьях, плохо подготовленных для того, чтобы дать им шанс на успешную жизнь, тревожно велико.

Кроме того, исследование Университета Рочестера показывает, что почти треть родителей в США не знают, чего ожидать от своих новорожденных или как помочь им расти, учиться и ладить с другими.

Основная проблема, согласно Принстонскому исследованию, заключается в том, что 40 процентов младенцев в США «живут в страхе или недоверии к своим родителям», что по мере их взросления перерастет в агрессивность, неповиновение и гиперактивность.

Из этого числа 25 процентов не связаны со своими родителями, потому что родители не реагируют на их потребности.

Около 15% считают своих родителей настолько огорченными, что по возможности избегают их.

Источник: ABC News

Итак, мы действительно не знаем, действительно ли отцы взаимодействуют со своими младенцами иначе, чем матери, из-за их биологических различий

.

Глава 10

Резюме и анализ Глава 10

Сводка

После смерти Джонни и отъезда Далли Понибой в оцепенении бродит по коридорам больницы. Пони отрицает смерть Джонни и повторяет, что он не умер. Он выходит из больницы и бродит по улицам, пока незнакомец не заберет его и не отвезет домой.

По прибытии домой, Пони рассказывает остальным членам банды о смерти Джонни, и все молчат.Звонит телефон, звонит Далли. Он говорит, что только что ограбил продуктовый магазин и ему нужно где-нибудь спрятаться. Члены банды соглашаются встретиться на пустыре.

Они мчатся к стоянке под звуки сирен на улицах. Все достигают стоянки одновременно: Далли, банда и полиция. Когда Далли стоит в кругу света под уличным фонарем, он достает пистолет. Пони знает, что он не загружен, и он понимает, что Далли знает это, но полиция не знает.Далли хочет умереть, и его желание исполняется. Его застреливают, пока его банда наблюдает, зная, что Далли всегда получает то, что хочет, и на этот раз Далли хочет умереть.

По мере того, как происходят эти события, состояние Пони ухудшается. Он с трудом может добежать до стоянки, и его зрение то смещается, то не в фокусе. Понибой падает на стоянку, когда его братья и банда спешат ему на помощь.

Следующее, что помнит Пони, - это просыпаться дома. Он не помнит, как лежал в больнице или был без сознания три дня, но помнит, что и Джонни, и Далли мертвы.Дарри говорит ему, что он страдает от истощения, шока и небольшого сотрясения мозга. Сотрясение мозга произошло от грохота, когда сок ударил его ногой по голове.

Унесенные ветром лежит на столе. Дарри говорит ему, что Джонни приказал медсестре передать книгу Пони. Все, о чем может думать Пони, - это джентльмены с юга, которые отправились на верную смерть на войне - прямо как Далли. Пони клянется никогда не дочитать книгу.

Сода и Дарри каждую минуту проводят у постели Пони.Они так же измучены, как Пони. Будущее всех троих остается неопределенным. Пони пропустил много школы, он пропустил путь, и угроза того, что его поместят в дом для мальчиков, все еще вполне реальна.

Анализ

Смерть Далли заставляет читателей еще раз серьезно взглянуть на темы, жизненно важные для понимания романа.

Одна из важных тем - эволюция семейных отношений. В этой главе Пони обеспокоен тем, что он мог позвать только Соду, а не Дарри, когда тот был болен и почти не в сознании.Наконец, Сода успокаивает свои опасения, уверяя, что он действительно просил Дарри.

В начале книги Пони считал, что Дарри даже не любит его, а тем более нуждается в нем как в брате. После пожара в церкви, когда Пони воссоединился с Дарри, Пони наконец увидел Дарри таким, какой он есть на самом деле: заботливым братом, который любит его, многим пожертвовал ради него и сделал все возможное, чтобы стать его воспитателем. После убийства Боба, бегства от закона и других событий Пони стал более зрелым и более широким.Теперь он менее эгоцентричен и расстраивается, когда думает, что, возможно, обидел чувства Дэрри, не позвав его.

Другой важный вопрос - кто такой инсайдер, а кто аутсайдер. То, как читатели и персонажи романа интерпретируют смерть Далли, полностью зависит от точки зрения. Например, Понибой говорит: «Двое моих друзей умерли той ночью: один герой, другой хулиган». Читатели вынуждены задаться вопросом: кто герой, а кто хулиган?

Джонни действительно спас детей из горящей церкви, но он никогда бы не был там, если бы не был в бегах.Убил ли он Боба только для того, чтобы спасти Понибоя и себя, или это убийство было самоисполняющимся пророчеством? Примерно четыре месяца назад Соки жестоко избили Джонни, и он поклялся, что «убьет следующего человека, который набросится на него». Хинтон старается не осуждать Джонни, решая вместо этого оставить решение читателям.

Далли ограбил продуктовый магазин и взял полицию в погоню, которая закончилась тем, что его застрелили. Однако ранее в книге Далли рискнул попасть в тюрьму, чтобы помочь Джонни и Пони, когда они спасались бегством от закона.И Далли спасла Пони от неминуемой смерти, вытащив его из горящей церкви. Он также рисковал получить травму, преследуя Джонни, и тоже вытащил его. Даже газеты считали его героем. Также обратите внимание, что Далли всегда был героем Джонни.

Пони только начинает разбираться в своих чувствах по поводу храбрости или тщетности смерти двух своих друзей. Он отрицает это, и в этой главе он часто напоминает себе, что нельзя думать о Джонни и Далли. Об этой борьбе свидетельствует его отношение к роману « Унесенные ветром» , оставленным ему Джонни: «Я не хотел его заканчивать.Я никогда не смогу пройти мимо того места, где южные джентльмены идут навстречу верной смерти, потому что они храбрые ».

Когда Пони и Джонни читали роман, прячась в церкви, Джонни был впечатлен храбростью джентльменов с юга, когда они столкнулись с верной смертью в бою. Джентльмены с юга напомнили Джонни Далли. Теперь Понибой изображает джентльменов с юга похожими на Джонни и Далли. А затем он говорит себе: «Не помню. Не пытайся решить, кто из них умер доблестным.«

Смерть Далли в круге света очень символична. Свет часто связан с просветлением. После смерти Джонни Далли знал, чего хотел: он хотел умереть. Он вытащил незаряженный пистолет, чтобы заставить полицию застрелить его.

Тот факт, что его банда стала свидетелем смерти второго члена своей банды за один день, предполагает, что, возможно, круг света был для них. Свет позволил им ярко увидеть смерть Далли, дав им возможность подумать о том, хотят ли они тоже умереть, как Пони говорит о Далли, «жестоких, молодых и отчаянных»."Джонни верил, что Далли был галантным джентльменом с юга. И, возможно, так оно и было; возможно, своей смертью он показал своим друзьям другой способ жить.

Глоссарий

ступор состояние, в котором притупляются ум и чувства; частичная или полная потеря чувствительности, как от употребления наркотика, так и от шока.

возмущенный чувство или выражение гнева или презрения, особенно в отношении несправедливых, подлых или неблагодарных действий или обращения.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *