Когда сбываются мечты книга: Когда сбываются мечты читать книгу онлайн на Литнет

Читать онлайн книгу «Когда сбываются мечты» бесплатно — Страница 1

Вероника Касс

КОГДА СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ

Глава 1. Яна

В какой именно день может кардинально измениться судьба человека, никто не знает. Так же, как и то, что именно или, как в моем случае, кто именно станет причиной этих изменений. Как бы банально это ни звучало, но, увидев его сегодня днем, сразу же поняла, что моя жизнь уже не будет прежней.

Это была даже не первая встреча, наши пути уже пересекались.

Не уверена, что он меня тогда запомнил, но я- то уж точно его не забыла.

И вот сейчас этот высоченный красавчик, просто секс-символ, мать его, раздевался, стоя прямо передо мной. Ходячий тестостерон, по-другому о нем и не скажешь: красиво очерченные мускулы, бронзовый загар, черные до плеч волосы и ярко-голубые, практически прозрачные глаза. Я бы сказала, что в них можно утонуть, но не стану.

Не потому, что утонуть нельзя, нет, как раз таки очень даже можно.

Но вот в эту нашу встречу, я приложила неимоверные усилия, чтобы этого самого утопления избежать.

Встретив его на улице после работы, я подумала, что мне померещилось. Но он быстро мои сомнения развеял и убедительно настоял, чтобы я села к нему в машину. У него джип, красивый, черный и большой. Это единственные эпитеты, которыми я смогла описать его транспортное средство, потому как в машинах полный ноль. Ехали до моего дома в тишине; как только он припарковался рядом с домом, я без раздумий сразу же вышла. Но его слова о том, что у меня есть ровно двадцать минут на сбор всех вещей, заставили меня застопорится и, наконец, вступить с ним в диалог. Как выяснилось, зря, пользы от этого странного разговора не было никакой. Мужской идеал, стоящий прямо передо мной, пытался объяснить, что просто необходимо срочно собрать нужные вещи и поехать с ним не куда-нибудь, а в Новосибирск. Дар убеждения однозначно не его сильная сторона, хотя… это с какой стороны посмотреть. Когда меня попытались силой запихнуть обратно в машину, я все же вняла его просьбе и отправилась собирать вещи.

Управилась быстро, потому как на сто процентов была уверена в скором возвращении. Переоделась в более удобную одежду: если и ехать куда-то на машине, то уж точно не в офисном костюме и на каблуках. Покидала в чемодан белье, пару кофт и футболок, запасные джинсы с кедами, косметику и документы. Я хоть и была отчаянна в своих поступках, но не на столько, чтоб отправляться куда-либо без документов, это во мне говорил оптимист. Пессимист же был уверен, что выкинут мое невинно убиенное тело под ближайшим кустиком сразу же за чертой города, и настоятельно рекомендовал: «Запри сейчас же дверь, подопри ее чем-нибудь тяжелым для убедительности и вызывай скорее на подмогу полицию». Только вот, несмотря на свои рекомендации, верил он с трудом в эффективность этой задумки, и я все равно, по его мнению, окажусь под тем же кустом.

Когда, проехав три часа в полной тишине, мы остановились, а вокруг не было ни души, и водитель сказал выходить, я задумалась: а не оказался ли прав пессимист внутри меня? Следующие действия мужчины убедили меня в этом окончательно: он снял с себя футболку.

И вот сейчас он стягивал передо мной штаны, внутреннее я уже объединилось и даже оптимист был уверен, что ничего хорошего не предвидится и просто кричал внутри благим матом: «Беги!» А я смотрела в прозрачные глаза, и все, о чем могу думать: как бы снова не потерять в них себя.

— Я лучше сначала все покажу, а потом буду объяснять, окей? — Голос отвлек меня, я попыталась оторваться от его взгляда и тут же забыла вообще обо всем на свете: красавчик стоял напротив меня абсолютно голый.

Если он и пытался еще что-то сказать, я больше его не слышала и была, как мне кажется, слегка невменяема. Дальше черты стали искажаться, и буквально за пару мгновений на его месте появился огромный серый волк. Ну а потом, как бы ни было это банально, пришла пустота, в глазах стало черным-черно, и сознание отключилось. Наверное, это был первый в моей жизни обморок.

— Черт, я так надеялась, что все это мне померещилось.

— Яна, не выражайся.

— Ты знаешь, как меня зовут. — Моему удивлению не было предела.

— Естественно, — фыркнул он, — я все о тебе знаю.

Вот же самец самоуверенный. Нет, ну какая наглость! Я злобно прищурилась и поинтересовалась:

— Прямо таки и все? Хоть бы представился!

Приподнялась и огляделась: разместили меня на заднем сидении.

Плюс красавчику и его машине: сиденье было довольно удобным.

— Ну самое основное я знаю точно, — проговорил он серьезно, не обращая внимания на мои подначки. — Косицына Яна, двадцать один год, отказница, родилась в Омске, в Красноярске оказалась по распределению. Сразу после детдома пошла в местное педучилище, затем год проработала в школе преподавателем начальных классов, после чего через знакомую устроилась секретарем в торговую компанию, и уже два месяца как там трудишься. — По мере того, как он продолжал перечислять факты моей биографии, мне все больше становилось не по себе. — Что еще? Дай подумать. Детей нет, мужа и постоянного мужчины тоже нет. — Он задумался, наклонился ко мне еще сильнее, насколько ему позволяло сделать это кресло водителя и вдохнул аккурат возле моего живота. Какой кошмар, он меня понюхал, как самая настоящая собака. — Причем уже о-о-очень давно нет.

Интересно, он бы перестал так самодовольно улыбаться, если бы знал, насколько меня задели его слова?! Или радовался бы еще больше, что получилось меня уколоть? Ненавижу мужчин! Особенно красивых, самонадеянных, самовлюбленных и наглых, как этот.

Кстати, как его? Его ненавижу в первую очередь!

— Ты так и не представился.

— Еще забыл сказать: ты оборотень. — Он как будто меня не услышал. — Только вот неизвестно, будет ли у тебя ипостась и кто твоя мать: человек или полукровка. Ах да, Васильев Максим Викторович, альфа твоей стаи. — Все же услышал, но лучше бы он молчал!

— Если ты заразился от какой-нибудь дикой собаки бешенством и теперь воешь на луну, то это еще не значит, что я такая же! — Как же он меня бесит. Максим! Альфа! Мужлан он с дырявой памятью, вот кто.

— А вот в выражениях будь поаккуратнее, на сегодня я тебя прощаю, все же у тебя шок, но больше таких высказываний, да и вообще подобного пренебрежения в свой адрес не потерплю. — Прозвучало весьма устрашающе, да и вид у него был довольно угрожающим. — Ты теперь часть стаи, должна соблюдать наши правила и порядки, иначе последует наказание. Вопросы есть?

Я промолчала, потому что все, что крутилось на языке, было очень нецензурным. Максим это понял и, видимо, усилия мои оценил.

— Хорошо, я понимаю, что так сразу трудно собраться с мыслями.

Поэтому полежи пока, подумай, если хочешь, можешь сесть вперед.

Ехать еще часов шесть, но времени в обрез, так что решай быстрее, где ты поедешь. Кстати, еще вот, — протянул мне пакет с фастфудом, — перекуси, если хочешь.

Конечно же, хотелось подальше от него, но спереди было бы удобнее. Я не стала ничего отвечать, просто поднялась и пересела.

Машина тронулась с места, а я только-только начинала понимать, что это все не шутки и домой я вернусь не так скоро, как рассчитывала.

— Расскажи мне.

После того как перекусила, и еда осела где-то в глубине желудка, я все же решилась с ним заговорить. Конечно, можно было отрицать действительность и дальше. Куда проще поверить в собственное сумасшествие, чем в существование подобных тварей. Но какое-то чутье внутри, видимо, пресловутая интуиция подсказывала, что сознание мое чисто, и если кто-то и чокнулся в этом мире, то точно не я. Следом пришло и объяснение всем многочисленным непонятным событиям, случавшимся в моей жизни.

— Что именно тебя интересует?

Он даже голову в мою сторону не повернул. И как этому человеку, извиняюсь, не-человеку можно не хамить?

— А как ты сам думаешь? Естественно, меня интересует все то, чего я не знаю, в том числе и о самой себе. — Получилось весьма мило, несмотря на настрой, даже удивилась собственному дружелюбию.

— Ну то, что оборотни существуют, ты не глупая, уже поняла.

Только волки, никаких львов рысей и тому подобных.

— Вампиры? — перебила его.

— Боже упаси, никаких вампиров, и что там еще в сказках напридумывали… Байки про серебро тоже чушь.

— Продолжительность жизни? — выгнула бровь и, не удержавшись уточнила: — Истинные пары? — после чего фыркнула от собственной наивности.

— Около трехсот, если доживаем до старости. Убить нас намного сложнее, чем людей, но все же возможно. Истинные пары есть, но не в том понимании, как пишут в фэнтези и показывают в кино.

— И в каком понимании?

— Правда? Да что с вами женщинами не так? — Неужели я видела проявление эмоций?! С ума сойти. — Часа не прошло, как ты узнала о существовании оборотней и своем возможном отношении к ним, и единственное, что тебя волнует, это тема парности.

— Что-то более серьезное ты, видимо, и так не горишь желанием рассказывать.

Он промолчал и съехал на обочину.

— Твой отец, мой друг, попал в серьезную аварию и был фактически при смерти, поэтому я здесь. Не думаю, что нужно было начинать разговор именно с этого.

— Мой отец? — Занавес просто. — Ты знал, кто мой отец, а сам все это время нес какую-то лабуду. Стоп! Ты сказал, он умирает?

— Попал в аварию, после которой долго не мог перекинуться в волка и запустить процесс регенерации, слишком людно было на дороге, затем и в больнице. К тому моменту, как мы смогли его забрать, состояние значительно ухудшилось.

— Боже, только со мной такое могло случиться, двадцать один год не знать ничего о родителях и вдруг получить весть об умирающем отце. Серьезно?!

Нет, ну правда, как можно быть такой неудачницей?

— Не утрируй, я сказал, был при смерти, а не умирающий. Если быть точнее, когда я уезжал, его шансы были достаточно велики. И он, кстати, ехал за тобой!

— Да ты что? — протянула каждое слово. — Я сейчас типа проникнуться должна была этим или что? Долго он как-то ехал, не находишь?

— С тобой невозможно разговаривать, — взмахнул руками и завел машину, — как ты вообще смогла проработать целый год в школе с твоим-то лексиконом? Я бы тебя к своему ребенку не подпустил и на километр.

— У тебя есть ребенок?

— Нет, но это ничего не меняет, общение с тобой опасно для детской психики.

Машина тронулась, а у меня пропало всякое желание что-либо узнавать. Что он понимает. С детьми я другая, только рядом с ними я могу позволить себе быть заботливой и любящей. Лексикон ему мой не понравился… Пожил бы моей жизнью, я бы посмотрела, как он запел после этого или завыл, он же волк… Альфа, ему по статусу положено только выть. Смех вырвался сам собой. Васильев взглянул на меня, нахмурился, но ничего спрашивать не стал.

— Зачем он ехал за мной?

В душе начала зарождаться надежда, совсем легкая и невесомая, но так мне необходимая. Неужели я все-таки кому-то нужна в этой жизни? Моя самая заветная мечта — обрести семью. Я не мечтала, как многие дети в интернате, о том, что однажды появятся родители и заберут меня, нет. О них старалась не думать, ведь они отказались от меня, бросили, это означало лишь то, что я им не нужна. Днями и вечерами напролет представляла свою взрослую жизнь и семью, которую создам сама. Я непременно видела себя заботливой матерью троих (как минимум) карапузов и идеальной женой при не менее идеальном муже, который бы заботился о нас каждую секунду своей жизни…

— Любой ребенок должен жить в стае, даже полукровка. — Голос Васильева неприятно резанул по ушам и оторвал меня от столь прекрасных фантазий.

— Почему именно сейчас?

— Он только недавно узнал о твоем месте нахождения.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что сказал! Он не знал, где ты живешь. — Максим тяжко вздохнул и продолжил: — Там какая-то запутанная история. С твоей матерью они были мало знакомы, и он ничего толком о ней не знал, кроме имени. Женщина не была волчицей, но то, что она знала о существовании оборотней, навело его на мысль, что она полукровка, и зверь его как-то странно на нее реагировал.

— Как их зовут?

— Кого? А-а… — Он действительно не сразу понял, о чем я, а еще говорит, что женщины странные. — Олег и Марина.

— Яна Олеговна, красиво, — задумчиво пробормотала я, — что дальше?

— А дальше они поругались, и Марина ушла. Олег уехал обратно в Новосиб. О том, что есть ты, он узнал, когда Марина позвонила перед самыми родами. Но мы с Олегом как раз вместе занимались делами клана в Бразилии, и когда он приехал в Омск, там уже не было ни тебя, ни твоей матери. Сначала твой отец подумал, что Марина просто сбежала к родственникам, и время было упущено. Искал не в том, направлении и только спустя пять лет узнал, что она умерла родами. В итоге собирал информацию по крупицам и сводил воедино целых двадцать лет. Сама понимаешь, даже то, что ты оказалась так далеко, странно. Обычно просто так детей из области в область не кидают.

— Да уж, печальная история, хоть бери и книгу пиши. Но почему тогда я по всем документам прохожу как отказник, если мать умерла?

— Еще одна нестыковка, значительно затруднявшая твои поиски, — ровно протянул он, как будто говорил о какой-то мелочи.

Интересно, скольких возможных счастливых лет жизни, стоила мне эта нестыковка. Могло ли и у меня быть счастливое детство, пока я росла? Рядом с отцом не было бы так горько от одиночества всю мою сознательную жизнь. Мне, конечно, грех жаловаться. Наш детдом был образцово-показательным, и девчонки, попадавшие к нам из других мест, рассказывали откровенные ужастики. Маленькой я слушала их с замирающим от страха сердцем, как страшную историю.

А немного погодя, когда подросла, осознала, как же мне и всем воспитанникам нашего интерната повезло. Да, воспитательницы были строгими и не заменили нам матерей, но они были добрыми и справедливыми, это ли не главное в месте, где обитают обиженные и одинокие дети? Но, несмотря на это, из довольно странного ребенка я выросла закрытым человеком, очень тяжело шла на контакт и обычно никому не доверяла. Вот и сейчас поверить Максиму было непросто…

На улице давным-давно стемнело, за окном мелькали огни проезжающих мимо машин и светили фонари, а я сидела и пыталась осмыслить море новой информации. Существование мифических оборотней и даже то, что спустя четыре года я встретила и узнала имя когда-то самого желанного и одновременно с этим ненавистного мужчины в моей жизни, уходило на второй план и терялось где-то на задворках сознания. У меня есть отец, и была мать, никто от меня не отказывался. Олег и Марина. Господи, а если он не доживет до моего приезда и я никогда его не увижу? Паника нашла на меня внезапно, раньше такого не случалось. Стало невыносимо тяжело дышать, и в глазах периодически темнело. Машина успела остановиться и припарковаться на обочине, а я не замечала этого, продолжала вдыхать и выдыхать.

— Что с тобой? — словно сквозь дымку услышала голос.

Подняла голову и увидела расплывающегося передо мной Максима, даже не сразу поняла, что вокруг все такое мутное из-за слез, застилающих глаза.

— Мы же успеем? Я увижу его? — прерывающимся голосом спросила.

Я ждала ответа, а он подвинулся ко мне, обняв, и принялся гладить по волосам. Я больше не слышала его слов, только чувствовала прикосновения рук к голове и вдыхала запах, от него исходили сила и спокойствие. Дружеские объятия и моральная поддержка — именно в этом я сильнее всего нуждалась в данный момент. Я почти расслабилась в его руках, пока не вспомнила, чьи именно руки меня обнимают. Эта мысль меня отрезвила.

Как я могла быть такой глупой и, забыв обо всем, плакать у кого-то на плече, тем более у него? Никто и никогда больше не должен видеть моих слез. И этот мужчина в том числе. Я предприняла безуспешную попытку выбраться из его крепких рук, проделала то же во второй раз. И когда уже собиралась завыть от безнадежности, потому как его запах пьянил, заставляя забыть обо всем на свете, ровно как в тот вечер четыре года назад, он сам разжал руки и отпустил меня на волю.

— Все будет хорошо, — начал он, но голос сел, и, прокашлявшись, Максим продолжил: — Мы успеем, да и Олег живучий волк, столько разных передряг — и всегда цел и невредим. Вот и сейчас выкарабкается, а ты перестань тут воду лить и бери себя в руки. Я понятия не имею, что делать с плачущей девушкой в таком ограниченном пространстве. Особенно когда эта девушка — дочь моего единственного близкого друга. А если я чего-то не знаю, начинаю паниковать. — Он произнес это так серьезно, хотя явно насмехался, что я просто не могла ему не улыбнуться.

Мы опять тронулись с места, но такой насыщенный событиями день утомил меня не на шутку, и я даже заметить не успела, как меня сморил сон.

Максим Обычно полукровки больше похожи на людей, в них не так сильны животные инстинкты. Потом, когда в некоторых просыпается зверь, они становятся полноценными оборотнями. А вот Яна уже сейчас напоминала мне маленького волчонка. Скалилась и рычала, пытаясь защитить территорию, собственную зону комфорта.

Маленькая, наглая и такая аппетитная. Мой волк, как только почувствовал ее, приосанился и насторожился, всю дорогу до ее дома и потом пребывал в странном волнении. Наверное, дело во мне, неосознанно сам передал ему эти эмоции.

Я уже двадцать лет как альфа и управляю одним из самых больших кланом в мире, но ни разу не доводилось сообщать кому-то о существовании оборотней. Волк внезапно пришел на выручку, попросившись на волю (желал показать себя во всей красе). Так я и поступил: выпустил перед ней волка, тот расхорохорился, а девчонка возьми да и упади в обморок. Зверь расстроился, а я над ним посмеялся и решил приструнить. Нечего нам подкатывать к дочери Олега, он нас за это и потрепать может. Ребров единственный человек, которому я всецело доверял и мог позволить многое, но вот дочери его я не позволю болтать языком, еле сдержался, когда она сказала про заражение бешенством. Детский сад какой-то, не по мне это, приеду и сдам с рук на руки, главное, чтобы Олежа выкарабкался.

Но все же как хороша, особенно когда спит. Длинные темные волосы, собранные в хвост, доставали до попы, а сейчас лежали на ее подогнутых под себя ногах. Это же надо исхитриться так выгнуться, еще и спать при этом. Такая умиротворенная во сне, но такая фурия, когда бодрствует. А чего стоят ее глаза! Да Олег с палками будет отгонять наш молодняк от нее. Светло-зеленые с голубым отливом, в обрамлении черных пушистых ресниц, и такой интересный разрез, вроде и раскосые, но не узкие, вполне себе европеоидные, наверное, такие глаза и называются миндалевидными, я в этом не особо разбирался.

На телефоне запищало оповещение о пришедшем сообщении, и я поспешил отключить звук. Пусть подольше поспит, у нее был чересчур насыщенный день, в особенности на информацию.

«Я все еще не сдох» — гласило сообщение. Поспешил с ответом.

«Чувак, я рад за тебя».

Следом написал: «400 км уже позади, так что приводи себя в культурный вид и сделайся менее дохлым, что ли, хотя бы на первый взгляд. Об аварии я ей рассказал, она начала переживать».

«Какая она?»

«Яна ведет себя как маленький дикий волчонок, хамит и огрызается, но внутри очень ранима, а еще она очень красивая. Не в тебя, однозначно».

«Только попробуй подкатить к ней свои яйца, ты меня знаешь!

Все, ушел, пришла неугомонная Мари и заставляет меня жрать таблетки».

И следом: «Спасибо. От души, брат». Я улыбнулся и убрал телефон, тихо включил радио, продолжая путь теперь уже под музыкальное сопровождение. Моя пассажирка все еще сладко спала.

Спасибо всем, кто добавил книгу в библиотеку и уже прочитал самое начало. Мне очень интересно ваше мнение об истории. Это моя первая работа, поэтому безумно страшно разочаровать читателей.

Буду рада любому вашему отклику!

Глава 2. Яна

Проснулась от странного и неприятного ощущения. Потом почувствовала прикосновение к плечу, мгновенно распахнула глаза и наткнулась на досадливый взгляд Максима, руки он тут же убрал и выпрямился.

— Надеялся, что не разбужу, уж очень ты крепко спала.

— Приехали? — По ощущениям скоро начнет светать.

— Да, четыре часа утра, давно я так долго не ездил на машине, в основном только по области, если нужно дальше, то на самолете.

Сама понимаешь, значительная экономия времени.

— А сегодня, — вылезла из машины и, потягиваясь, задала волнующий меня вопрос: — М-м-м… уже вчера. Почему поехал за мной?

— Не вчера, а позавчера, — уточнил альфа-волк. — Мне же надо было как-то добраться до Красноярска.

Васильев достал мою сумку из багажника и закрыл машину.

— Сейчас отца мне не разрешат увидеть?

— Естественно. В больнице все спят, — нахмурился своим же словам, видимо, понял, как это неправильно звучит, ведь больница не поликлиника, чтобы закрываться по ночам.

— Тогда сейчас мы куда? — оглядевшись, выгнула бровь и поправилась: — Хотя своевременнее было бы спросить, где мы?

— Пока поживешь в одной из свободных клановых квартир, я бы мог пустить и в свою, — усмехнулся Максим, — но сомневаюсь, что Олег оценит. Тем более ты поживешь некоторое время, пока твоего отца не выпишут. С ним и переедешь в поселение. Сама понимаешь, день еще можно было бы перекантоваться у меня, но больше, — он сделал трагическую паузу, — зачем нам эти слухи? — Развернулся и ушел прочь от машины.

Передо мной предстал целый микрорайон, состоящий из четырех восемнадцатиэтажных домов современной постройки с отлично обустроенной придомовой территорией и огражденный забором со шлагбаумом на въезде. Миленько.

— И сколько у вас тут клановых квартир? — поинтересовалась сразу, как нагнала его.

— Все, — ответил Максим, даже не повернувшись. Видимо, главный волк утомился нянчиться с такой вредной мной.

Дальнейший наш путь до подъезда и в лифте продолжался в тишине. Звуковой сигнал оповестил об открытии дверей, глянув на табло, увидела цифру «14». Максим Викторович протянул связку ключей, а сам взял мою сумку и направился к одной из находившихся на этаже квартире. Наверное, я должна была открыть дверь сама, что ж, не так уж это и трудно. Он в квартиру так и не зашел, лишь уточнил напоследок:

— Будь готова к восьми, встретимся на улице, и если случится что-то срочное, я на семнадцатом этаже, дверь направо.

Странный он, то разбудить и потревожить боится, то шутит, то заигрывает. Ну а как по-другому можно расценить его намеки на проживание у него в квартире? А потом вдруг становится угрюмым, молчаливым и таким, как будто ужасно от меня устал. Еще бы, считает себя, наверное, добрым самаритянином, который нянчится с кем ни попадя.

Квартира, конечно, была шикарной, особенно для меня, не искушенной в таких делах. Такую обстановку и просторные квадратные метры я видела только на картинках. Нет, в детдоме было просторно, только вот детей и подростков слишком много.

Большой квадратный коридор, дверь справа, две двери прямо, судя по тому, что расположены они так близко, это туалет и ванная комната. Слева тоже имелось две двери. Заглянув в каждую, увидела одинаковые по размеру комнаты-близнецы, с милой такой обстановкой. Кровати, встроенные шкафы, комоды и телевизоры, в каждой всего по одной штуке. Даже одинаковые картины висели, различалась только цветовая гамма и та не на много тонов, первая комната светло-бежевая, вторая — тоже бежевая, только с присутствием песочных оттенков. В общем-то, все необходимое для комфорта тут имелось, но, оглядев обе комнаты, я развернулась и направилась к единственной двери справа от входа.

Там была кухня, совмещенная с гостиной, вот здесь я и решила обосноваться. Кинула сумку возле большого углового дивана, кстати, он был молочного цвета, такого же, как и кухонный гарнитур. Нет, я, конечно, не дизайнер интерьеров и на наличие безупречного вкуса не претендую, но слишком уж здесь все одинаково. Сразу видно, что с обстановкой квартир не заморачивались, просто отштамповали по единому принципу. Главное, чисто, удобно и современно. Уют, видимо, оборотням не требовался.

Осмотр кухни произвел на меня положительное впечатление, нет, скорее, даже великолепное. Я заглянула в холодильник и забыла обо всех остальных мелочах, даже плюнула на то, что он тоже был бежевого цвета. Ну правда, какая разница какого цвета холодильник, когда внутри него столько еды? Мы хоть и перекусили после моего падения в обморок, но для меня, не съевшей ни единой крошки с самого утра, это было как-то несерьезно. Правда, вчера я об этом даже и не вспомнила, а вот сейчас, увидев аппетитные сосиски, поняла насколько была голодна.

Разогрев их в микроволновке (уж больно долгим мне казалось их сейчас варить), поджарила огромную сковороду пышного омлета и нарезала зелень с овощами. Просто божественно. М-м-м… кажется, я умерла и попала в рай.

Обойтись бы еще без нескончаемого потока мыслей в голове. Как только голод немного утих, они как по команде вернулись обратно.

Оборотни… уму непостижимо! И я, возможно, тоже буду становиться зверем. Эту информацию я приняла достаточно легко. Сколько раз замечала слишком быстрое заживление мелких ранок на теле. И запахи, которых мои знакомые не чувствовали. Эту странность за собой я уловила еще в детстве, привыкла с этим жить и никому-никому не говорить. Единственного раза, когда я сообщила девчонкам, что чувствую духи директрисы, находившейся на другом этаже, хватило, чтобы отбить желание делиться с ними этой информацией.

Мне было шесть, и меня подняли на смех, тогда же я и отгородилась ото всех.

Что же до того, что мой отец волк — странно и волнительно. Но не от того, что он оборотень, а от того, что это мой отец, до сих пор не верилось в его наличие. Будь он хоть обезьяной, главное, что он меня не бросал. Он меня искал, и я ему нужна, поэтому все остальное неважно. Кроме того, конечно, что он будет жить после аварии, хотя сдается мне, что альфа-волк изначально в этом не сомневался, просто решил меня припугнуть. Только вот зачем ему это?!

Он меня не вспомнил, это без сомнений. Даже с учетом того, что обоняние у него должно быть лучше моего во много раз. И он мог бы как-то запомнить меня по запаху, но, видимо, это был совсем незначительный эпизод на его жизненном пути. Что совсем неудивительно, с их-то продолжительностью жизни. Тем более, если Максим изучал мое досье, то ему и в голову не придет, что в семнадцать лет я целый месяц прожила здесь, в Новосибирске. По всем документам этот временной отрезок я провела в детдоме.

Конечно, такое упущение с их стороны — несовершеннолетний подросток вместе со всеми документами пропал в неизвестном направлении. Когда я вернулась, заведующая первые пять минут меня чуть ли не целовала, потом, конечно, долго кричала, хотя правильнее было бы выразиться — орала, она орала на меня как сумасшедшая.

Сама по себе она женщина неплохая, даже наоборот, порядочная, с правильными понятиями, заставлявшая людей себя уважать. Потому подставлять ее я совсем не собиралась, лишь хотела напоследок перед поступлением развеяться. Да уж, развеяться у меня получилось, не то слово как получилось.

Тяжело вздохнув и отогнав неприятные мысли и воспоминания, я пошла на разведку ванной комнаты.

— Ты вовремя, — произнес Васильев, как только я вышла из подъезда.

А я дар речи потеряла, и не только речи, кажется, и дышать разучилась, потому что с тех пор, как лифт начал спускаться, я не дышала совсем. Невозможно было находиться в маленькой кабине, заполненной потрясающим ароматом, принадлежавшим неизвестному черноглазому мужчине, от вида которого у меня вышибло дух и поехали мозги. Я не дышала, совсем не дышала. Один лишь раз вздохнула, когда случайно налетела на него и стукнулась практически об его грудь. В тот момент, кажется, забрала частичку его запаха с собой… насовсем. Вобрала его в себя, впитав и запомнив навсегда. Господи странно-то как. Приложила ладони к горящим щекам и огляделась.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Когда сбываются мечты читать онлайн - Мишель Рид

Мишель Рид

Когда сбываются мечты

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— М-могу я поговорить с мистером Бонетти?

Джоанна стояла в прокуренной, замусоренной телефонной будке. Бледная, взвинченная, она собрала всю свою волю, чтобы сделать этот звонок. Не замечая ни грязи, ни неприятного запаха, она судорожно прижимала к уху телефонную трубку.

— Представьтесь, пожалуйста, — женский голос был вежлив, но предельно холоден.

— Я… — начала было Джоанна, но вдруг запнулась, закусив губу.

Она не могла назвать себя. Не исключено, что Алессандро Бонетти вообще откажется разговаривать с нею, и Джоанна не хотела, чтобы кто-то еще был свидетелем этого унижения.

— Но это личный звонок. — Она закрыла глаза, молясь, чтобы ее ответа было достаточно для получения доступа к Очень Важной Персоне.

Не сработало.

— Боюсь, мэм, что мне все же необходимо знать ваше имя, — голос в трубке был непреклонен, — чтобы выяснить, сможет ли мистер Бонетти поговорить с вами.

Что ж, по крайней мере, этот ледяной ответ подразумевал, что Сандро никуда не уехал. Джоанна боялась, что он вообще мог переехать обратно в Рим.

— В таком случае свяжите меня с его личным секретарем, — потребовала Джоанна, — и остальные вопросы я обсужу с ней.

Повисла пауза. Телефонистка была явно обескуражена ее неожиданно требовательным тоном.

— Оставайтесь на связи, — наконец раздалось в трубке, и наступила тишина.

Потекли секунды. Джоанна ощутила, как вновь нарастает паника — та удушающая паника, что не давала ей заснуть предыдущей ночью, да и много, много других ночей, когда она лежала без сна, мучительно пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из своего ужасного положения. Любой выход, который позволил бы ей не обращаться за помощью к Алессандро.

Но перед ней было только два пути. Артур Бейтс или Сандро.

Ее передернуло при воспоминании об Артуре Бейтсе. Одного его имени было достаточно, чтобы она крепче вцепилась в телефонную трубку, несмотря на то что элементарный инстинкт самосохранения велел ей держаться от Сандро как можно дальше, спрятаться от него хоть на краю света. Но она устала прятаться. Устала вечно справляться в одиночку со своими бедами, устала от собственной неспособности просто принять чью-либо руку помощи.

«И вот я здесь, — сказала себе Джоанна, — готова просить об этой помощи». Просить единственного человека, который, она надеялась, может помочь ей. Это последний шанс. Если Сандро скажет «нет, отвяжись от меня», у нее не останется другого пути спасения. Но один шанс из миллиона у нее есть. Шанс собрать по кусочкам свою разбитую жизнь. Так что стоит попытаться.

В конце концов, она не собирается донимать его своими просьбами. Просто сделает ему предложение, выслушает ответ и исчезнет из его жизни навсегда — она обещает. «Помоги мне всего один-единственный раз, и я клянусь, что никогда больше не побеспокою тебя вновь».

Это так просто. Ведь Сандро не какой-нибудь монстр. Он даже вполне отзывчивый человек. Не может же он до сих пор ненавидеть ее? Ведь прошло столько времени.

Вдруг пронзительно запищал телефон, требуя доплаты. Джоанна почувствовала, как новая волна паники захлестывает ее.

«Боже, зачем я это делаю? Как я могу?» — спросила она себя почти в истерике.

Но, черт побери, она знала, зачем. У нее нет другого выхода — либо просить Сандро, либо попасть в лапы к Артуру Бейтсу! Дрожащими пальмами Джоанна попыталась взять несколько из заранее приготовленных монет, но сделала одно неловкое движение — и монеты со звоном посыпались на пол.

— Проклятье.

Она наклонилась было, чтобы собрать деньги, но тут ожила телефонная трубка:

— Доброе утро. Говорит секретарь мистера Бонетти. Чем я могу помочь?

Джоанна схватила трубку.

— Одну минуту, — пробормотала она, сражаясь и с телефоном, жадно пожиравшим последние монеты, и с собственным волнением. — Могу я п-по-говорить с мистером… с Сандро?

Джоанна надеялась, что обращение по имени убедит секретаря не задавать лишних вопросов. Но надежда оказалась тщетной.

— Как вас представить? — Не так-то просто провести секретаршу Очень Важной Персоны.

Джоанна прикрыла глаза. Что делать? Назвать свое имя? Позволить, чтобы эта женщина стала свидетельницей ее позора, когда Сандро откажет ей?

— Это… миссис Бонетти, — словно издалека услышала Джоанна свой собственный голос. Имя звучало непривычно даже для нее самой.

— Миссис Бонетти? Миссис Алессандро Бонетти? — Было очевидно, что секретарша с трудом сдержала удивленный возглас.

— Да. — Джоанна не могла винить женщину за то, что голос ее звучал так потрясенно. Ей и самой не верилось, что она все еще миссис Бонетти. — Пожалуйста, спросите у Алессандро, может ли он уделить мне несколько минут.

— Конечно, — тон секретаря стал подчеркнуто предупредительным.

Джоанна ждала, нервно барабаня кончиками пальцев по холодному металлу телефонного аппарата, а знакомое чувство паники росло в ней с каждой секундой. Ее сердце бешено колотилось, она стискивала зубы, стараясь унять дрожь. К тому же к будке подошел какой-то человек, явно ожидающий своей очереди позвонить. Он бросал на Джоанну красноречиво нетерпеливые взгляды.

— Мистер Бонетти сейчас проводит совещание, — прозвучало в трубке, — но просит вас оставить свой номер, чтобы он мог связаться с вами позже.

— Это невозможно! — Джоанна почувствовала одновременно и облегчение, и новый приступ отчаяния. — Я звоню из автомата и…

Она нервно отбросила со лба шелковистую прядь золотисто-рыжих волос, судорожно пытаясь придумать какую-нибудь отговорку. Сандро не захотел подойти к телефону, а Джоанна не была уверена, что сможет заставить себя вновь пройти через все это.

— Я… возможно, я сама перезвоню ему попозже, — пробормотала она, пытаясь прекратить этот разговор, пока ее эмоции не вышли из-под контроля — До свидания.

— Нет-нет! Миссис Бонетти! Пожалуйста, подождите!

Это прозвучало как мольба, и Джоанна не смогла положить трубку. И не только поэтому. Ей вдруг вспомнился Артур Бейтс, который смотрел на нее словно жирный кот, облизывающийся на блюдце со сливками. Джоанна почувствовала, как к горлу подкатила тошнота. Что же делать? Сандро или Артур Бейтс? Она не могла ни на что решиться.

Сандро… она два долгих мучительных года не позволяла себе даже звонить ему. Нет, однажды она звонила ему. Сообщила о случившемся с Молли. Джоанна почувствовала, как кровь отхлынула от ее щек.

Тогда он проигнорировал ее призыв о помощи, мрачно напомнила она себе. Как же может она рассчитывать на него сейчас?

Телефон вновь потребовал доплаты, и Джоанна потянулась за монетами, совершенно забыв, что минуту назад уронила их на пол. Мысли ее унеслись далеко. «Так было всегда, стоило мне подумать о Сандро», — призналась она себе, бросившись поднимать с грязного пола раскатившиеся в разные углы монеты.

— Мадам, я соединяю вас с мистером Бонетти.

Пальцы дрожали, и ей никак не удавалось пристроить монету. Джоанна старалась успокоить дыхание, чтобы на том конце провода не услышали, как судорожно она переводит дух. Теперь ее щеки пылали, а мысли спутались, потому что в трубке раздался знакомый низкий, бархатистый голос.

Человек возле будки самым решительным образом забарабанил в стекло, показывая, что его терпение на исходе, и Джоанна послала ему почти безумный взгляд голубых глаз, умоляя подождать.

— Джоанна?

Все словно оборвалось у нее внутри. Его голос звучал сдержанно, даже резковато, но… Боже, она сразу узнала его. Джоанна не могла вымолвить ни словечка.

— Джоанна? Черт возьми, ты меня слышишь?

— Да, — ответила она едва слышно. Для нее и это было почти подвигом. — Извини… я… уронила деньги на пол и никак не могла собрать их. И… здесь какой-то человек, он ждет, стучит в дверь…

Понимая, что бормочет какую-то чушь, Джоанна замолчала. Видимо, Сандро подумал то же самое, ибо раздраженно спросил:

— Что за чертовщину ты несешь?

— Извини, — вновь прошептала она, и, видимо, это разозлило его.

— Послушай, у меня очень важная встреча, так что не могла бы ты, наконец, объяснить причину этого… этой столь неожиданно оказанной мне чести?

Его сарказм ранил ее. Она вновь прикрыла глаза и постаралась поглубже вздохнуть, стараясь не обращать внимания на боль, которую причиняло каждое его ядовитое слово.

— Мне нужно…

А что она, собственно, от него хочет? Джоанна была настолько унижена, что причины ее звонка внезапно показались далекими и несущественными. Паника вновь охватила ее. Она облизнула пересохшие губы.

— Мне нужен твой совет по одному вопросу. — Она не могла сразу признаться, что единственной причиной, по которой она позвонила ему впервые за два года, были деньги. — Не мог бы ты встретиться со мной и… поговорить?

Ответа не последовало. Ее нервы были напряжены до предела. Паника тисками сжимала грудь, не давая вздохнуть. Больше всего на свете она боялась сейчас разрыдаться.

— Сегодня вечером я улетаю в Рим, — равнодушно проинформировал ее Сандро. — Весь день расписан по минутам. Тебе придется подождать неделю до моего возращения.

— Нет! Я не могу ждать так долго! Я… — Ее голос прервался, она закусила губу. Потом, внезапно сдавшись, она прошептала: — Хорошо… это не имеет значения. Я… я сожалею, что побеспокоила тебя…

— Черт! Не смей вешать трубку! — Он всегда читал ее как открытую книгу.

Джоанна услышала, как он пробормотал что-то, весьма похожее на ругательство, по-итальянски. Сандро всегда переходил на родной язык, когда его выводили из себя. Она ясно представляла себе, как именно он выглядит сейчас. Высокий и стройный, обладающий невероятным латинским шармом, черноволосый, с темно-карими глазами, которые темнели в минуты гнева и становились почти черными. Она представила себе и его чувственный, прекрасной формы рот…

Как спасение от напора его латинского темперамента раздался пронзительный гудок телефона, предупреждавший, что разговор вот-вот прервется.

— У меня больше нет денег! — выдохнула она, истерически шаря глазами по замусоренному полу кабины. — Телефон сейчас отключится…

— Дай мне номер этого автомата! — выкрикнул Сандро.

— Но здесь человек, он ждет своей очереди. Мне придется…

— Maledizione! [Проклятье! (итал.)] — выругался он. — Номер, Джоанна!

Она продиктовала ему номер. Ее время истекло, и связь прервалась. Она повесила трубку и уставилась на телефон, не уверенная, что Сандро успел записать все цифры, прежде чем их разъединили. Усилием воли заставив себя встряхнуться, Джоанна присела и собрала несколько оставшихся монет. Затем вышла из будки, уступая место нетерпеливому господину. Он боязливо проскользнул мимо нее, словно опасаясь какой-нибудь безумной выходки с ее стороны, и, честно говоря, Джоанна вполне его понимала: раз уж он видел, как странно она вела себя все это время, то наверняка счел ее сумасшедшей!

Это все Сандро. Всегда, когда она была не способна справиться со своими чувствами, виноват был Сандро. Ни один другой человек не мог заставить ее, всегда такую холодную и сдержанную, полностью потерять контроль над собой. Так повелось с того самого дня, когда она впервые встретилась с ним глазами. Нескольких быстротечных минут в его обществе было достаточно, чтобы превратить ее в слабое, безвольное существо. А она ненавидела быть слабой.

Секс.

Вот ответ. Нужно иметь мужество, чтобы честно признаться себе. Разница между Сандро и любым другим мужчиной была в том, что только Сандро зажигал огонь в ее крови. Поэтому она и стоит здесь, дрожа от страха. Ее влечение к этому человеку всегда вызывало в ней страх. Страх, что, если она уступит своим желаниям, ее жизнь будет кончена. Потому что ведь тогда он все узнает! И будет презирать ее.

Человек вышел из будки. Он не пробыл там и пары минут, и Джоанна вновь ощутила чувство вины.

— Извините, что заставила вас ждать так долго, — пробормотала она, — но у меня были затруднения…

Звонок заставил ее прервать объяснения и стремглав броситься к телефону, позабыв и про этого человека, и вообще про все на свете.

— Какого черта? Что происходит? — голос Сандро выдавал гнев и раздражение. — Я битых пять минут набираю этот чертов номер, и все время занято! Ты что, даже не сообразила повесить трубку?

Сандро считал ее тупицей, а тупиц он терпеть не мог.

— Я пустила позвонить человека, который уже давно ждал своей очереди, я же говорила тебе о нем.

Впрочем, он никогда особенно не прислушивался к ее болтовне. Джоанна услышала еще какое-то крепкое итальянское словечко, потом он глубоко вздохнул и заговорил предельно сдержанно и сухо:

— Говори, чего ты от меня хочешь, Джоанна. И с каких это пор ты вообще чего-то от меня хочешь?

Даже полностью контролируя свои эмоции, он все же не мог удержаться, чтобы не уколоть ее.

— Я не могу объяснить по телефону. — И неожиданно для самой себя она запальчиво добавила: — А если ты собираешься разговаривать со мной в таком духе, то нет вообще никакого смысла обсуждать что-либо.

— Ладно, ладно, — он тяжело вздохнул. — Но я по горло завален работой, и последнее, чего мог ожидать сегодня, так это звонка от моей давно исчезнувшей женушки!

— Попробуй сарказм, — сухо посоветовала она, — в жалобах ты не так силен.

Они одновременно перевели дух, и стало очевидно, что оба реагируют друг на друга так же, как и всегда, словно не было этих долгих лет.

— Чем могу помочь? — это прозвучало не доброжелательно, а скорее сурово.

И Джоанна ответила с горечью:

— Если ты не встретишься со мною прямо сегодня, то ты ничем не сможешь помочь мне. Я уже пыталась объяснить тебе это.

— В пять часов, — отрывисто бросил он. — Дома.

— Нет! — сорвалось с ее уст почти рефлекторно. — Я ни за что не пойду туда!

Она закусила губу, страшась его реакции. С прекрасным особняком в Белгравии, [Престижный и дорогой район Лондона.] который когда-то был их общим домом, связаны только тяжелые воспоминания. Джоанна не могла встретиться с Сандро «дома»: она просто умрет, переступив порог.

— Ладно, тогда здесь. — Теперь его голос звучал по-настоящему мрачно. Это был уже не горячий латинский гнев, а ледяное, арктическое равнодушие. — Через час. Это все, что могу тебе предложить. И не смей опаздывать. У меня весьма плотный график, и я смогу выделить тебе очень немного своего времени между двумя крайне важными встречами.

— Хорошо, — согласилась Джоанна, хотя на самом деле не видела ничего хорошего в том, на что шла. Она не знала, что лучше — встретиться с ним в их когда-то общем доме или же у него в кабинете, где она ни разу не была. — А как я туда попаду? Я имею в виду… мне нужно будет назвать себя? Я… я бы не хотела…

— Что, не желаешь иметь со мною ничего общего? — ядовито поинтересовался Сандро. — Хочешь сохранить инкогнито?

— Сандро, — она почти шептала, — разве ты не видишь, чего мне все это стоит?

— А ты не видишь, чего это стоит мне? Ты исчезла из моей жизни два года назад и ни разу даже не поинтересовалась, как я!

— Ведь ты же сам потребовал этого! — напомнила она ему обстоятельства их разрыва. — Когда я уходила, ты сказал…

— Я знаю, что я сказал! — его голос загремел и прервался. — Просто приходи вовремя, — устало выдохнул он. — После всех этих заявлений постарайся не струсить в последнюю минуту и не заставляй меня… Проклятье! — Он бросил трубку.

Джоанна почувствовала себя опустошенной, выжатой как лимон. С Сандро она всегда себя так чувствовала. Обессиленная, она прислонилась к стене и прижалась лбом к холодному стеклу. Зачем она ввязалась во все это? Разве забыла, чем грозит ей встреча с Сандро?

И тут перед ее мысленным взором возник отталкивающий образ Артура Бейтса, вспомнился ультиматум, который он предъявил ей.

— Долги, Джоанна, выплачиваются наличными или натурой, — заявил Бейтс вкрадчиво. — И ты сама знаешь, детка, счетчик включен.

Джоанну затошнило при одном этом воспоминании.

— Сколько времени у меня есть, чтобы собрать деньги? — спросила она Бейтса ледяным тоном, не обращая внимания на предложенный им «выбор».

Но тот не собирался ничего игнорировать. Он достаточно долго ждал, доводя ее до нынешнего плачевного положения, а теперь желал насладиться каждой секундой своего триумфа. Бейтс со скрипом откинулся на кожаную спинку своего директорского кресла, заложил два пухлых, унизанных перстнями пальца за планку натянувшейся на нем, как на барабане, дорогой сорочки, а затем медленно обвел масленым взглядом тоненькую фигурку Джоанны в коротенькой форме официантки.

— Долг платежом красен, куколка. А ты и так запоздала на целых две недели.

— Это потому, что я болела. У меня был грипп, — напомнила Джоанна. — Но теперь я уже в порядке и смогу заплатить, как только…

— Правила здесь устанавливаю я, — загремел Бейтс. — Ты расплатишься немедленно! Со мною шутки плохи. Вы все приходите ко мне и умоляете помочь вам. Я добр, я даже слишком добр. Я всегда готов дать в долг. Но только до тех пор, пока вы отдаете себе отчет: по долгам нужно платить. И платить вовремя — для вашего же собственного блага!

Джоанна и сама знала, что чем дольше она оттягивает платежи, тем больше загоняет себя в ловушку. Артуру Бейтсу не нужны деньги. Он хотел ее. Он прекрасно знал, сколько она зарабатывает, потому что работала она у него — обслуживала столики или стояла за стойкой в его злачном баре. Поэтому Бейтс понимал, что Джоанна никогда не сможет заработать столько, сколько задолжала ему, когда имела глупость втянуться в азартную игру на его зеленых столах.

Артур Бейтс знал, что Джоанна в полной зависимости от него. Ее будущее было в его руках.

Но кое-чего Бейтс не знал. Он понятия не имел о ее браке. Даже не подозревал о том, что одна из его официанток имеет прямое отношение к могущественной семье Бонетти. Не знал, что выход из этого кошмара у Джоанны есть, — вот только решится ли она воспользоваться им?

Но у Джоанны совсем не было времени. Успеет ли она прибегнуть к помощи Сандро? Джоанна стояла перед Бейтсом, глядя в пол, и лихорадочно соображала, как ей выиграть время.

— Я поняла, — сказала она, — так когда же?

— Ты заканчиваешь через час. Мы поедем ко мне на квартиру — здесь всего пятнадцать минут езды…

— Я не могу. Сегодня не могу. Гормоны… — Она надеялась, что ей не придется вдаваться в более подробные объяснения.

Бейтс понял намек и не стал скрывать свое раздражение.

— Женщины, — брезгливо процедил он. Затем тень подозрения мелькнула на его пухлом лице. — Тебе ведь ничего не стоит и соврать. Воображаешь, что придумала железную отговорку?

Джоанна вздернула подбородок и смело посмотрела ему прямо в глаза.

— Я не вру. Это правда.

— Сколько еще?

— Три дня.

Она побоялась потребовать больше, чтобы не вызвать подозрений.

— Тогда в пятницу, — нехотя согласился Бейтс.

Джоанна кивнула и вышла из кабинета, стараясь, чтобы босс не заметил, как подкашиваются у нее ноги. За дверью она едва ли не сползла по стенке на пол от внезапно накатившей слабости и тошноты. Ноги не держали ее. Почти так же, как и сейчас… после разговора-баталии с Сандро.

Она приказала себе очнуться и толкнула дверцу телефонной будки. Пронизывающий мартовский ветер заставил ее поплотнее запахнуть тонкий кожаный жакет. Пока озябшая Джоанна бежала к своей квартирке, с неба начали срываться першие капли дождя.

На пороге своего тесного жилья Джоанна замерла на несколько мгновений, вдруг остро осознав полную тишину, которая всегда встречала ее, едва она открывала дверь. Уняв дрожь, она скинула со своих хрупких плеч ставший вдруг таким тяжелым жакет. Минуты бегут, приближая время ее встречи с Сандро, а она совсем не готова к этому.

Читать Когда сбываются мечты - Одувалова Анна Сергеевна - Страница 1

Анна Одувалова

Когда сбываются мечты

© Одувалова А., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ( www.litres.ru)

* * *

Глава 1

Путевка в жизнь

Май в этом году выдался жарким и сухим. Ярко-зеленая свежая листва покрылась сизым, пыльным налетом, а на улице уже неделю можно было появляться в майке, не опасаясь простудиться. Днем, как правило, дул теплый, резкий ветер, за пять минут превращающий укладку на голове в воронье гнездо, а ближе к вечеру становилось тихо, чуть прохладно, а воздух наполнялся одуряющим запахом отцветающей сирени и едва распускающейся вишни.

А Дашка, как назло, две чудесно теплые недели безвылазно сидела дома и зубрила испанский. По правде говоря, зубрить испанский она начала с третьей четверти, но в последний месяц посвящала этому процессу все свободное время. Ее мучения должны были закончиться сегодня. На этот день девушка возлагала большие надежды. На последнем уроке в этом учебном году решалась ее судьба.

В просторном, светлом классе с большими окнами было душно и тихо. Обычно шумный десятый «Б», точнее, третья его часть, изучающая испанский язык, затихла и сосредоточенно скрипела ручками по двойным листам со штампом.

Дашка смахнула со лба выступивший пот и перевернула мелко исписанный лист бумаги. Эта сложная контрольная, к которой девушка готовилась почти полгода, являлась завершающим этапом целого ряда испытаний и давала путевку в жизнь. Двое счастливчиков, те, кто сегодня лучше всех напишет сочинение на испанском, в следующем году получат возможность закончить одиннадцатый класс в московском специализированном лицее с углубленным изучением испанского языка, а после окончания без проблем поступить в престижный вуз. Основные усилия педагогов лицея в последний учебный год направлены на подготовку учеников к не очень популярному ЕГЭ по испанскому языку. Об этом можно было только мечтать! И Дашка мечтала. Именно мечты заставляли ее не думать о разбитом сердце, каждый день открывать учебник, заводить иностранных знакомых в социальных сетях и, забыв обо всем, совершенствовать чужой язык.

Даша была одной из лучших в классе и всерьез рассчитывала на победу, даже задание выполнила первая. Сдала листок и вышла в холл за несколько минут до звонка. Здесь было значительно прохладнее и так же тихо. Урок еще не закончился, и девушка, достав из кармана телефон, начала набирать эсэмэску маме, которая сейчас, вероятно, сидела на кухне в компании своей лучшей подруги тети Лиды и пила валерьянку. Родительницу стоило успокоить, Дашка была на девяносто процентов уверена, что сделала работу на отлично, правда, результаты все равно будут известны лишь в начале августа. Это печалило. Даже будучи уверенной в успехе, Даша все равно очень переживала, что где-то допустила глупую ошибку или не дотянула до нужного уровня.

Прозвенел звонок – привычная, дребезжащая, заставляющая подпрыгивать на месте трель, и в просторный школьный холл сразу же хлынула толпа детей. Даша испуганно отпрыгнула к стене, уворачиваясь от ватаги пятиклашек, и прошмыгнула в узкий коридор.

«Немцы» из десятого «Б», в отличие от «испанцев», не писали сегодня контрольную, определяющую их судьбу. У них просто был последний урок в этом учебном году. Они вывалились из кабинета веселой, ржущей гурьбой и заполнили собой сразу все узкое пространство.

– Ну как, написала?

Лучшая подруга Ирка одна из первых выбежала из соседнего класса, на ходу закидывая на плечо небольшой джинсовый рюкзачок. Черные, с темно-синими прядями волосы подруги выбились из-под банданы с черепами. Вообще, Ирка была умной и очень симпатичной девчонкой, но слишком уж любила эпатаж. Она умудрялась даже при строгом дресс-коде выглядеть неформально и оригинально: прямая темно-серая юбка; синяя, как у всех, жилетка с белой блузой – и бандана с черепами, а на ногах ярко-красные, сшитые на заказ берцы. Девушки дружили, наверное, с рождения и очень друг друга любили. Непосредственный, яркий образ подруги заставлял Дашку чувствовать себя свободнее и не быть совсем уж серой мышкой.

– Написала. – Даша выдохнула и поправила идеально ровное, длинное каре. – Устала до невозможности, а вечером еще тренировка.

– Так не ходи, если не хочется, – пожала плечами подруга и направилась к распахнутым настежь дверям.

– Нет, ты что! – поразилась Дашка. – Нельзя пропускать, тем более сегодня последнее занятие, потом уходим на летние каникулы. Я, честно сказать, не могу представить себе, что буду делать без капоэйры.

– Да уж, – хмыкнула Ирка, – не думала, что ты увлечешься спортом. Сначала мне казалось, тебя интересует исключительно симпатичный тренер.

Эта брошенная вскользь фраза Даше не понравилась, и она помрачнела, возвратившись мыслями в ноябрьский вечер, когда на дороге ее едва не сбил автомобиль, за рулем которого сидел симпатичный парень, казавшийся совсем немного старше ее самой. Вадим – смуглый, черноволосый, с широкими азиатскими скулами. Тренер капоэйры, моментально покоривший сердце шестнадцатилетней девчонки. Именно из-за него Дашка пошла заниматься странным, похожим на танец боевым искусством. Но, как оказалось, ее чувства безответны. Вадиму не нужны были маленькие девочки, да и сама Даша быстро поняла, что ее влюбленность неправильная, все же Вадим намного старше. Девушка едва не бросила занятия, но одумалась и осталась, вопреки всему продолжив тренировки.

– Сейчас все в прошлом, – наконец ответила она на едкий Иркин комментарий. – Сейчас у меня есть Макс.

У нее действительно был Макс, сильный, милый и похожий на русского богатыря – русоволосый, высокий, с обаятельной улыбкой и ямочками на щеках. Они встречались уже несколько месяцев, и Дашка была практически полностью счастлива. Лишь иногда на тренировках ловила на себе задумчивый взгляд черных восточных глаз и чувствовала, как сжимается от тоски сердце.

На крыльце было солнечно и людно. Дашка зажмурилась от резкого яркого света и с удовольствием подставила лицо теплым солнечным лучам, все еще не веря, что впереди ждет целых три месяца безделья, когда не нужно учить уроки, вставать с утра пораньше и скучать в душном классе, – свобода, лишь слегка омраченная ожиданием результатов контрольной.

Столь долгий срок был обусловлен тем, что в течение полугода претенденты готовили резюме, участвовали в олимпиадах, и эта контрольная завершала череду различных заданий, оценивать ее будут не только родные учителя, но и представители элитного лицея. Все это сложно, долго и волнительно, зато и результат стоит нескольких месяцев ожидания.

Дашка жалела лишь о том, что придется надолго расстаться с любимой капоэйрой. Правда, Вадим говорил, что сейчас этот вид спорта популярен и секцию можно найти в любом городе, и уж тем более в столице. Дашка лишь однажды обмолвилась о возможности стажировки, и он обещал помочь, найти достойный зал и педагога. Как было объяснить, что никто не заменит его, Вадима…

– Ты опять о чем-то мечтаешь! – Макс подбежал внезапно и чмокнул Дашку в нос, заставив отпрыгнуть от неожиданности и смутиться.

– Да… – Даша опустила глаза. – Что-то задумалась.

– Ага, она мыслями уже в Москве! – хмыкнула Ирка.

– То есть все же хочешь меня бросить? – Макс шутил, но в его голосе промелькнули обиженные нотки. – Ну, может быть, ты еще пролетишь, – с отчаянной надеждой протянул он, и Дашке стало неприятно.

Конечно, ей тоже было жаль расставаться с Максом надолго. И девушка знала, что он желает для нее самого лучшего и просто хочет быть вместе, он даже в институт решил поступать в городе, так как надеялся, что Дашка тоже останется здесь. Но девушка не была готова идти на такие жертвы ради отношений. Поэтому стажировка вызывала вечный спор, который часто заканчивался ссорой. С некоторых пор Даша предпочитала вообще не заводить об этом речь. Можно подумать, ей было легко! К сожалению, Москва была очень далеко от их небольшого городка. Иногда казалось – проще добраться до заграницы, чем до столицы собственного государства.

Читать онлайн "Когда сбываются мечты" автора Касс Вероника - RuLit

Вероника Касс

КОГДА СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ

В какой именно день может кардинально измениться судьба человека, никто не знает. Так же, как и то, что именно или, как в моем случае, кто именно станет причиной этих изменений. Как бы банально это ни звучало, но, увидев его сегодня днем, сразу же поняла, что моя жизнь уже не будет прежней.

Это была даже не первая встреча, наши пути уже пересекались.

Не уверена, что он меня тогда запомнил, но я- то уж точно его не забыла.

И вот сейчас этот высоченный красавчик, просто секс-символ, мать его, раздевался, стоя прямо передо мной. Ходячий тестостерон, по-другому о нем и не скажешь: красиво очерченные мускулы, бронзовый загар, черные до плеч волосы и ярко-голубые, практически прозрачные глаза. Я бы сказала, что в них можно утонуть, но не стану.

Не потому, что утонуть нельзя, нет, как раз таки очень даже можно.

Но вот в эту нашу встречу, я приложила неимоверные усилия, чтобы этого самого утопления избежать.

Встретив его на улице после работы, я подумала, что мне померещилось. Но он быстро мои сомнения развеял и убедительно настоял, чтобы я села к нему в машину. У него джип, красивый, черный и большой. Это единственные эпитеты, которыми я смогла описать его транспортное средство, потому как в машинах полный ноль. Ехали до моего дома в тишине; как только он припарковался рядом с домом, я без раздумий сразу же вышла. Но его слова о том, что у меня есть ровно двадцать минут на сбор всех вещей, заставили меня застопорится и, наконец, вступить с ним в диалог. Как выяснилось, зря, пользы от этого странного разговора не было никакой. Мужской идеал, стоящий прямо передо мной, пытался объяснить, что просто необходимо срочно собрать нужные вещи и поехать с ним не куда-нибудь, а в Новосибирск. Дар убеждения однозначно не его сильная сторона, хотя… это с какой стороны посмотреть. Когда меня попытались силой запихнуть обратно в машину, я все же вняла его просьбе и отправилась собирать вещи.

Управилась быстро, потому как на сто процентов была уверена в скором возвращении. Переоделась в более удобную одежду: если и ехать куда-то на машине, то уж точно не в офисном костюме и на каблуках. Покидала в чемодан белье, пару кофт и футболок, запасные джинсы с кедами, косметику и документы. Я хоть и была отчаянна в своих поступках, но не на столько, чтоб отправляться куда-либо без документов, это во мне говорил оптимист. Пессимист же был уверен, что выкинут мое невинно убиенное тело под ближайшим кустиком сразу же за чертой города, и настоятельно рекомендовал: «Запри сейчас же дверь, подопри ее чем-нибудь тяжелым для убедительности и вызывай скорее на подмогу полицию». Только вот, несмотря на свои рекомендации, верил он с трудом в эффективность этой задумки, и я все равно, по его мнению, окажусь под тем же кустом.

Когда, проехав три часа в полной тишине, мы остановились, а вокруг не было ни души, и водитель сказал выходить, я задумалась: а не оказался ли прав пессимист внутри меня? Следующие действия мужчины убедили меня в этом окончательно: он снял с себя футболку.

И вот сейчас он стягивал передо мной штаны, внутреннее я уже объединилось и даже оптимист был уверен, что ничего хорошего не предвидится и просто кричал внутри благим матом: «Беги!» А я смотрела в прозрачные глаза, и все, о чем могу думать: как бы снова не потерять в них себя.

— Я лучше сначала все покажу, а потом буду объяснять, окей? — Голос отвлек меня, я попыталась оторваться от его взгляда и тут же забыла вообще обо всем на свете: красавчик стоял напротив меня абсолютно голый.

Если он и пытался еще что-то сказать, я больше его не слышала и была, как мне кажется, слегка невменяема. Дальше черты стали искажаться, и буквально за пару мгновений на его месте появился огромный серый волк. Ну а потом, как бы ни было это банально, пришла пустота, в глазах стало черным-черно, и сознание отключилось. Наверное, это был первый в моей жизни обморок.

— Черт, я так надеялась, что все это мне померещилось.

— Яна, не выражайся.

— Ты знаешь, как меня зовут. — Моему удивлению не было предела.

— Естественно, — фыркнул он, — я все о тебе знаю.

Вот же самец самоуверенный. Нет, ну какая наглость! Я злобно прищурилась и поинтересовалась:

— Прямо таки и все? Хоть бы представился!

Приподнялась и огляделась: разместили меня на заднем сидении.

Плюс красавчику и его машине: сиденье было довольно удобным.

— Ну самое основное я знаю точно, — проговорил он серьезно, не обращая внимания на мои подначки. — Косицына Яна, двадцать один год, отказница, родилась в Омске, в Красноярске оказалась по распределению. Сразу после детдома пошла в местное педучилище, затем год проработала в школе преподавателем начальных классов, после чего через знакомую устроилась секретарем в торговую компанию, и уже два месяца как там трудишься. — По мере того, как он продолжал перечислять факты моей биографии, мне все больше становилось не по себе. — Что еще? Дай подумать. Детей нет, мужа и постоянного мужчины тоже нет. — Он задумался, наклонился ко мне еще сильнее, насколько ему позволяло сделать это кресло водителя и вдохнул аккурат возле моего живота. Какой кошмар, он меня понюхал, как самая настоящая собака. — Причем уже о-о-очень давно нет.

Книга "Когда сбываются мечты" автора Рид Мишель

Judi Judi Танцы на цепях [СИ]

Мне книга понравилась. Я бы отнесла книгу к жанру героическое фэнтези, любовной линии как таковой нет (может в продолжении) Буду читать вторую часть, меня заинтересовала история.

tamarales tamarales Попасть – не напасть [litres]

Прочитала с удовольствием!

tamarales tamarales Маруся-3. Попасть не напасть [СИ]

Замечательная книга. Прочитала все три части. Мне все три понравились.

artikk artikk Дымка в зеркалах

Очень понравилось

Hitachi Hitachi Жена чудовища (СИ)

Мне понравилась книга.Не было желания перескакивать через страницу,До конца держали в напряжении и кто виноват нельзя было догадаться .

Maryme Maryme Огни другого мира (СИ)

 Странная книга. Местами очень интересно, а потом автора как подменили - понеслась... Еле осилила

tamarales tamarales Племянница

 Читала эту книгу на другом каком-то сайте. Понравилась. И сейчас перечитала с удовольствием!

История любви, которую мог написать только Бог, Эрик Луди

Вау. Я даже не знаю, что сказать. Когда мечты сбываются: история любви, которую мог написать только Бог был невероятно красивым. Я плакал. И снова заплакал. Я много хихикал. Чудо коснулось моей души. И надежда растет в моем сердце. И меня наполнила радость. Читая эту удивительную историю любви, я продолжал понимать, насколько велика любовь Бога ко мне лично ... и это приносит столько радости! Моя душа вздыхает от желания узнать Его больше.

Такая невероятная книга.Интересный, юмористический, пронзительный, нежный, глубокий, адвент

Ух ты. Я даже не знаю, что сказать. Когда мечты сбываются: история любви, которую мог написать только Бог был невероятно красивым. Я плакал. И снова заплакал. Я много хихикал. Чудо коснулось моей души. И надежда растет в моем сердце. И меня наполнила радость. Читая эту удивительную историю любви, я продолжал понимать, насколько велика любовь Бога ко мне лично ... и это приносит столько радости! Моя душа вздыхает от желания узнать Его больше.

Такая невероятная книга.Интересный, юмористический, пронзительный, нежный, глубокий, авантюрный ... Это было легко читать, и я заставлял меня перелистывать страницы. Я так увлекся этим!

Начальная часть о не очень хороших годах средней школы; и многое из этого очень тревожило и заставляло мое сердце горевать, когда я слышал, что происходит такая безнравственность. (Я учился на дому, поэтому я не испытывал много подобных вещей). Так что небольшое предупреждение. Это может вызывать уныние и тому подобное. Но, Эрик и Лесли, , а не , используют графический язык или явные сцены, или что-то еще.

Итак, в конце концов, это потрясающая сказка от начала до конца. Я был удивлен, насколько это меня воодушевило! Дамы, вы должны прочитать эту книгу! Я знаю, что твое сердце наполнено мечтами об очаровательном принце, «счастливо живущем», но Бог жаждет прошептать тебе: У меня есть мечта для тебя, которая намного прекраснее, чем ты можешь вообразить. В некоторых частях этой книги мне казалось, что я могу быть принцессой. Любимая Богом принцесса.
Думаю, эта книга может принести пользу и мужчинам! Конкретно парней, желающих пожениться.

Это история Эрика и Лесли Луди. И это поистине история любви, которую мог написать только Бог.

.

КОГДА СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ

Nos encantaría presentar esta reconación hecha a mano al óleo sobre lienzo de la obra mencionada en el título. Esta obra de arte hecha por Leonid Afremov Studio con la misma cantidad de alma y emoción al igual que la primera pintura original. Esta pintura fue creada al óleo sobre lienzo artístico usando la tecnica única de espátula de Afremov. La obra tiene textura, se puede sentir los trazos tocando la pintura. Comprando en este sitio, están comprando directamente de Leonid Afremov Studio.Nosotros garantizamos su удовлетворительным и большим опытом клиентов.

La obra de arte está firmada por delante y detrás. El Certificado de Autenticidad includes el nombre del propietario que compró la obra de arte. Сертификат подтвержден студией Леонида Афремова. Si está comprando esta pintura como regalo, ponemos el nombre del destinatario del Certificado. También podemos enviar a la dirección del destinatario de su regalo.

sobre esta pintura:

КОГДА СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ: El camino a tu libertad

El arte como beneficio

A pesar de que el arte es una de las expresiones más specifictivas del ser humano, solo algunas personas eligen desarrollar alguna disciplina en esta área de forma profesional.Pero las personas como un todo, como amantes del arte , se irradian sin cesar de cada hermosa presentación del Artista.

Особняк Эль трабахо де Леонид Афремов cuenta con beneficios como:

  • Inducir una pausa que nos permite Estimar la Belleza con Mayor Claridad, lo que automáticamente otorga placer yisfacción a quien lo observa.
  • Nutrir nuestros sentidos con el entramado de detalles y colores, empleado por Leonid Afremov de forma maestra, haciendo Celebre la mera dicha de la existencia.

Arte como vía hacia la sensibilidad

La pintura personifica la libertad de la travesía y el sueño utópico que cada Individual cultiva en el alma, guardado por algunos, bajo llave:

El sendero iluminado por un pabellón multicolor, Susurrante Evocando Identidad, una variabilidad constante y репрезентативная дель сер человека, una combinación entre creatividad y emociones. Aquella mano a la cual sostenerte; un sendero aislado e igual de inconsistente que ha decidido andar unido del tuyo, sin condiciones o premisas .

Un sentir optimista aun cuando todo lo que puedes respirar en un Preciso momento es la caducidad de sueños inconclusos. La vida atisba entre los trazos y hace muecas ocultas tras el relieve.

El poder de reconocer cuando nuestro viaje está llegando a su final porque conocemos el sonido de nuestro corazón, aun cuando no podemos ver el efímero o por el contrario, nos vemos varados en el limbo a causa de la ilusión .

La profundidad y belleza de When Dreams are true es visualmente impactante, una pieza que además de desbordar vida y conmover, es capaz de hacer perder al observador en su cálida explosión de color que resulta contrastante con sus caminos solitarios y ban vacíos.

Una Historia escrita en papel con tinta al oleo y que se puede leer con los ojos mirando al sentido puro del corazón. La magia de lo metafórico reluciente en la unión de las letras, el pensamiento y el sentimiento. Una dosis de esperanza.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *